10 августа 1948 года


10 августа 1948 года на вооружение Чехословацкой Народной армии официально принимается новое автоматическое оружие. После сравнительно бодрого, незатянутого по времени «инкубационного» периода, включавшего разработку, испытания и последующие споры заинтересованных сторон, сухопутные части вооружённых сил ЧСР получили удивительные пистолеты-пулемёты, индексированные как Samopal vz.48a. Новое пехотное оружие ближнего боя, рассчитанное под патрон 9х19 Parabellum и действительно поражающее поначалу своей нетривиальной компоновкой, имело жёсткий деревянный приклад. Воздушно-десантным подразделениям предназначался вариант пистолета-пулемёта со складывающимся влево металлическим плечевым упором – Samopal vz.48b. С середины 1949 года, после внесения необходимых изменений в конструкцию согласно отзывам и пожеланиям из войск, обе версии успешно ставятся на конвейер, производство их активно развёртывается на заводах филиала государственного оружейного комбината Ceska Zbrojovka в городе Ухерски Брод.

Первые шаги на пути к появлению упомянутых «диковинок» были сделаны в 1947 году не особо знаменитым сотрудником знаменитого предприятия Ceska Zbrojovka (приличного по размерам оружейного комплекса в Страконице, старинном южночешском городке на реке Отаве). Это был  Ярослав Холечек, «командированный» в конструкторское бюро CZ пражским Военно-техническим институтом в чине свободника. Творчески доработанная им идея симбиоза двух не вполне обычных решений для «классического» пистолета-пулемёта – а именно, набегающего на ствол затвора и расположения магазина в рукоятке управления огнём, к середине 1940-х уже нередко встречающихся в мировом оружиестроении – легла в основу опытной модели под именем Н/р. Угловатый пистолет-пулемёт без приклада, работающий по простой схеме со свободным затвором на широкораспространённом пистолетном патроне 9х19 Parabellum, обращал на себя внимание незаурядной компактностью при сохранении высоких ТТХ. Вскоре он получает обозначение CZ 47/p и становится базовым образцом для дальнейших разработок…

Надо сказать, что заинтересованность чехословацких военных в получении новой перспективной модели короткоствольного автоматического оружия точно характеризовалась эпитетом «первостепенная». Традиционно мощное, своеобразное и конкурентноспособное оружейное производство Чехословакии даже после потрясений Второй мировой войны позволяло в щепетильных вопросах вооружения своей армии ничуть не зависеть от других государств, обходясь своими собственными силами. Уж что-что, а дефицита квалифицированных оружейников и производственных кадров на чешской земле никогда не наблюдалось… Именно в 1947-м Военно-технический институт (VTU), курировавший многие аспекты оружейных разработок, в тесном содружестве с Главным штабом армии инициировали сравнительные испытания сразу нескольких претендентов на должность штатного образца пистолета-пулемёта следующего поколения. Причём по предложению военных к участию в «состязаниях» допускалось оружие сразу двух калибров – под парабеллумовский патрон 9х19, сверхпопулярный в Европе, и советский «токаревский» 7,62х25.

Если можно так выразиться, «пистолето-пулемётный бум» разразился в Чехословакии как раз вовремя. Для участия в новом конкурсе создавались самые разнообразные конструкции, по мере своего появления становившиеся объектами дотошных испытаний. Очень передовая по тем временам, блещущая техническими новинками конструкция Холечека совершенствовалась целой командой инженеров CZ в составе Франтишека Мышки, Ярослава Кратохвила, Вацлава Зибара и других оружейных экспертов. Постоянно и качественно улучшаемые варианты пистолета-пулемёта под общим фирменным обозначением CZ 447 сразу попадали в поле зрения особой комиссии VTU. Да и как иначе? Замечательная компактность и лёгкость оружия в сравнении со стандартными образцами первой половины ХХ века (достигнутые, главным образом, за счёт конструкции затвора, набегающего на казённую часть ствола на 2/3 своей длины) гарантировала явный выигрыш в плане сокращения длины оружия при сопоставимой, и довольно значительной, длине ствола. Вставляемый в рукоятку управления огнём («по-пистолетному») прямой коробчатый магазин помимо неоспоримых «плюсов» в вопросах опять же общей компактности оружия способствовал и решению проблемы быстрой перезарядки оружия в нештатных ситуациях. Так, в темноте или спешке магазин менялся на ощупь, интуитивно, благодаря верному принципу «рука ищет руку». А из-за расположения центра тяжести оружия непосредственно над пистолетной рукояткой пистолет-пулемёт оказался вдруг чрезвычайно устойчив при стрельбе очередями даже с одной руки.

Кстати, очень похожий по внешней компоновке пистолет-пулемёт ZK 476 на испытания 1947-48 гг. представили братья Коуцки, Йозеф и Франтишек, старейшие и видные специалисты оружейного завода Zbrojovka Brno. Семейство их пистолетов-пулемётов 476-й серии состояло из двух пехотных моделей (калибров 9 мм и 7,62 мм) и одной 9-мм «парашютной», со складным прикладом. Бок о бок с плодовитыми братьями, там же в Брно, трудился и прекрасно известный гуру оружейного дела Вацлав Холек. Автор целой плеяды знаковых образцов стрелкового оружия, прославивших Чехословакию на мировом рынке, предложил на суд комиссии несколько моделей своего экспериментального 9-мм пистолета-пулемёта ZB 47 поистине «футуристического» внешнего вида. Для полноты картины упомянем ещё одного из участников испытаний – CZ 347, калибра 7,62 мм, на этот раз с вполне классической и привычной компоновкой узлов и деталей.

Так получилось, что основной акцент «кураторов» и «заказчиков» всё же был сделан на холечековском оружии. В отличие от родоначальника серии CZ 47/p все опытные варианты CZ 447 имели более простую цилиндрическую ствольную коробку, закрывающуюся с заднего торца крышкой на резьбе, и прочный деревянный приклад. Делались попытки проектирования и версии для парашютно-десантных подразделений, имевшей приклад складной. Уже в ходе полигонных испытаний в 1948 году появляется модель CZ 148, чисто пехотная, с более длинным стволом и неразрезной деревянной ложей. Помимо изменений в исполнении диоптрического регулируемого прицела, в остальном больших принципиальных отличий не было. Рукоятка заряжания так же, как и у CZ 447, двигалась в пазу в верхней части коробки. Стреляные гильзы так же отражались через окно справа. Оружие комплектовалось магазинами различной ёмкости – от 24 до 40 патронов. Следующий же вариант под индексом CZ 248 отличался уже гораздо сильнее: секторный магазин от советского ППС-43 располагался перед спусковой скобой, работал пистолет-пулемёт на 7,62-мм патронах…

Процесс выбора лучшей модели нового оружия армии Чехословацкой республики не прервался и при «переориентации» страны на социалистическое светлое будущее, назревшей вскоре после политического кризиса начала 1948 года. При явной поддержке Советского Союза силу и авторитет набирала Компартия Чехословакии, фактически пришедшая к власти в конце февраля 1948 г. Забегая вперёд, скажем – летом того же года ушедшего в отставку Эдварда Бенеша на посту президента сменил коммунист Клемент Готвальд, Чехословакия провозглашалась народно-демократической республикой. Но… испытания пистолетов-пулемётов шли своим чередом! В войсках уже проходили строгий экзамен на выживание пехотные ZK 476 и CZ 148 (по 14 единиц каждой модели), шесть «десантных» ZK 476 и столько же CZ 447 со складным прикладом. По большому счёту, между этими моделями и завязалось основное соперничество. Хотя, параллельно продолжали испытываться и

CZ 347, и ZB 47.

Во второй половине мая 1948 года Ceska Zbrojovka под той же прежней маркой CZ 447 предлагает проект новой, так называемой «универсальной» модели. Эта модификация позволяла довольно легко выбирать нужный калибр (путём простой замены ствола и магазина пистолет-пулемёт переводился с 9-мм боеприпасов на

7,62-мм). Для надёжного крепления более «узкого» магазина под парабеллумовские патроны в рукоятке использовался специальный металлический вкладыш. Выбором типа приклада на оружии «собиралась» как пехотная версия, оснащавшаяся деревянным прикладом двух конфигураций, так и «десантная», имевшая складывающийся вбок металлический плечевой упор. К слову, при сложенном упоре его поворотный затылок мог служить неплохой передней рукояткой для удержания оружия. Что ещё было нового? Внутри спусковой скобы появился флажок ручного предохранителя. Выбор режима огня происходил оригинально, по желанию стрелка путём изменения степени нажатия на спусковой крючок: слабое давление – стрельба одиночными выстрелами, полное нажатие – непрерывный огонь. Мушка была защищена ограждением, кардинально поменялся прицел – поворотный целик на наклонном основании теперь имел четыре установки: на 100, 200, 300 и 400 м. Одной из «изюминок» системы являлось хитрое приспособление в виде планки с правой стороны деревянного цевья для ускоренного снаряжения магазинов из 8-патронных обойм. Крайне любопытно, что данная модель не только удостоилась положительных оценок испытательной комиссии VTU на родине, но и была выбрана в числе других образцов стрелкового оружия для поездки в СССР. Снова на испытания, но в этот раз для сравнения уже с советскими аналогами, так сказать, «для оценки перспективности». Соперником чешского «самопала» стал 7,62-мм пистолет-пулемёт Судаева ППС-43. И что же? По отчётам, «чех» показал значительно более высокую кучность стрельбы на всём диапазоне прицельной дальности, оружие более легко контролировалось при стрельбе. На 10 400 выстрелов не произошло ни одной поломки деталей. Жёсткие опыты повторились в августе 1950 года – два чешских пистолета-пулемёта под патрон 7,62х25 снова тщательно тестировались в Советском Союзе, на полигоне НИПСМВО…

Что касается Чехо­словакии, окончательная версия «универсального» CZ 447 (но только в базовом 9-мм варианте) в августе 1948 года была окончательно и бесповоротно выбрана для серийного производства. После первых массовых поставок Чехословацкой Народной армии «самопалов» vz.48a и vz.48b в официальном обозначении пистолетов-пулемётов произошли изменения. Весной 1950 года вариант с деревянным прикладом стал именоваться Sa.23, «складной» – соответственно Sa.25. Тогда же, в мае 1950 года начались разговоры о переводе чешских пистолетов-пулемётов на другой калибр. Как часто бывает, возобладали политические мотивы. 11 июня 1951 года в связи с грядущей программой унификации боеприпасов внутри вооружённых сил намечавшегося Восточного Блока на снабжение армии Чехословацкой Республики ставятся новые, «стандартизированные», т.е. рассчитанные исключительно под советский патрон 7,62х25 ТТ, модели пистолетов-пулемётов. «Двадцать третьи» и «двадцать пятые» модели быстренько переделывались, «реконструировались» на заводе-изготовителе. Новое старое оружие получает обозначение Sa.24 (пехотная версия) и Sa.26 (десантный вариант). Был принят единый магазин ёмкостью 32 патрона. Распоряжением свыше выпуск 9-мм моделей был полностью прекращён, изъятое из войск оружие частью передавалось в милицию, частью пошло широким потоком на экспорт. Не секрет, что излишки Sa.23 и Sa.25 безо всякого зазрения совести поставлялись всем остро нуждающимся в дешёвом «партизанском» оружии странам «третьего мира» – на Кубу, в Чад, Ливию, Мозамбик, Нигерию, Сомали, Сирию. Впослед­ствии «самопалы» нередко встречались и на Гренаде, и в Гвинее, Чили, ЮАР, Камбодже, Никарагуа, Перу. Всего было выпущено около 136 тысяч этих удобных и аккуратных пистолетов-пулемётов.


Даты


Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-includes/nav-menu-template.php:235) in /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-content/themes/Master/includes/includes/contactform.gif on line 2136