1 мая 1938 года


«Русские получили автоматическое оружие раньше, чем мы выпустили винтовку Гаранда…»

Каррет Андерхиль, американский оружейник-теоретик

1 мая 1938 года на традиционном военном параде на Красной площади широкой мировой общественности впервые была продемонстрирована автоматическая винтовка системы Симонова АВС-36. Принятое на вооружение РККА двумя годами ранее, это новейшее, как говорили тогда, «самострельное» оружие гордо пронесли в парадном строю бойцы «придворной» 1-й Московской Пролетарской дивизии.

И по сей день «авторитетные» мнения об удачности конструкции первой серийной автовинтовки Страны Советов, разработанной под «коварный» и очень неслабый наш штатный фланцевый патрон 7,62х54R, противоречивы до крайности. Тем не менее, на этом пёстром фоне различных суждений остаётся капитально незыблем тот факт, что опытное производство замечательной во многих смыслах системы Сергея Гавриловича Симонова на зависть всем иностранцам осваивалось советской промышленностью ещё в далёком 1934 году.

Ни для кого не секрет, что именно межвоенные годы в СССР стали временем приложения почти титанических усилий по вооружению пехоты самозарядным и автоматическим индивидуальным стрелковым оружием. Работами и заботами по созданию конкурентноспособной самозарядной системы под 7,62-мм патрон обр. 1908 г. отечественные конструкторы  озадачились ещё с начала 20-х гг. и, как говорится, всерьёз и надолго. Среди оружейников с именем и совсем молодых имело место быть даже некое подобие соцсоревнования. И хотя представленные на конкурсные испытания в январе 1926 года винтовки Фёдорова, Дегтярёва и Токарева не смогли удовлетворить военных ни по надёжности работы, ни по простоте конструкции, искания в этой области «оружиестроения» продолжались. И, стоит признать, далеко небезуспешно. По итогам мартовского, 1930 года, конкурса Реввоенсоветом даже рассматривалось решение о промышленном производстве опытной партии винтовок Дегтярёва, «для ускорения внедрения в войска индивидуального автоматического оружия». 28 декабря научно-техническим комитетом Артуправления дегтярёвскому детищу было пожаловано официальное наименование «7,62-мм самозарядная винтовка обр. 1930 года». Но уже в следующем, 1931-м,  на звание абсолютного лидера стала претендовать новая система ковровца С.Г. Симонова, полностью автоматическая…

Отталкиваясь от концепции своей дебютной конструкции начала 1926 года и упорно продолжая её кардинальное развитие, Симонов добился на этом поприще значительного прогресса. Работа улучшенного образца, созданного им в 1931 году (не без помощи своего маленького КБ, организованного на Ковровском заводе после объявления очередного государственного конкурса на создание автовинтовки), основывалась на новомодном тогда принципе – отводе пороховых газов при выстреле через боковое отверстие в неподвижном стволе с последующим использованием их давления на газовый поршень. Газоотводный узел с коротким ходом поршня был размещён по тем временам довольно необычно и смело, над стволом. Пожалуй, впервые в оружии этого класса запирание затвора (а значит, и канала ствола) осуществлялось особым клином, подпружиненным и перемещающимся в вертикальных пазах ствольной коробки, что «предоставляло возможность не только оптимально распределить нагрузку на запирающем узле в момент выстрела, но и несколько уменьшить массу затвора и всего оружия». В стремлении максимального облегчения винтовки учитывался буквально каждый грамм веса. За подъём клина при запирании отвечал расположенный в передней части стебля затвора скос, за его опускание при отпирании – специальная рамкообразная деталь, связанная штоком с газовым поршнем и именуемая взводной муфтой. Отходя назад, она выжимала запирающий блок-клин вниз из пазов затвора, освобождая последний. Тонкая возвратная пружина нашла своё место в съёмной крышке ствольной коробки. Ударно-спусковой механизм, допускавший ведение одиночного или же непрерывного огня, был ударникового типа. Внутри затвора разместился собственно ударник с боевой пружиной, также имелось специальное устройство противоотскока стебля затвора, исключающее осечки или выстрелы при не полностью поднятом клине. Для защиты от выстрела в случае досылания патрона в патронник, «занятый» ранее досланным патроном, в крышке коробки винтовки был собран механизм предохранительного ограничителя (отсечки). Экстракцией и отражением стреляной гильзы занимались подпружиненный выбрасыватель в верхней части остова затвора и двухлопастный отражатель, закреплённый на дне ствольной коробки. Магазин – вполне удачный отъёмный коробчатый, рассчитанный аж на 15 располагающихся в шахматном порядке патронов. К слову, заполнение магазина могло производиться и без его отделения от винтовки, с помощью стандартных 5-патронных обойм. После полного израсходования боезапаса затвор оставался в «открытом», удобном для последующего заряжания, положении – подаватель пустого магазина включал специальную затворную задержку. Прицел секторного типа был насечён на дальности от 100 до 1500 метров с шагом 100 м. Неотъёмный штык – складной игольчатый четырёхгранный – оставался всегда при оружии.

Как уже было сказано, опытной системе Симонова довольно скоро суждено было завоевать симпатии конкурсных комиссий и выбиться в явные фавориты, «осилив» все полигонные испытания периода 1931-32 гг. Некоторые экземпляры этого оружия выдерживали до 27 000 выстрелов без серьёзных поломок. Успех на стрельбищах инициировал заказ на изготовление 25 винтовок для войсковой проверки их жизнеспособности, но ещё до завершения их изготовления размер опытной партии был увеличен до 100 единиц со сроком сдачи к 1 января 1934 года. Планы строились весьма грандиозные – в первом квартале 1934 года запустить в производство ещё одну крупную партию винтовок, а с начала второго полугодия подготовиться к валовому выпуску.

«… Я всегда стремился, чтобы каждая деталь в моих конструкциях была как можно более простой и лёгкой – лишь бы обеспечивала необходимую прочность и выполняла свои функции. Это во-первых. Во-вторых, особенно заботился всегда о том, чтобы бойцу было удобно пользоваться оружием в любых условиях: при стрельбе, в штыковом бою, на марше, в строю и даже на привале. Прежде чем очертить окончательные внешние контуры оружия, по многу раз примерялся сам, имитируя все возможные варианты его применения…»

Сергей Гаврилович Симонов, автор более 200 моделей стрелкового оружия, три из которых пошли на вооружение советской армии

Освоение и производство новой симоновской винтовки велось на Ижевском оружейном заводе. Так как новое «секретное» оружие РККА должно было оказаться на конвейере, даже ещё не будучи принятым на вооружение, весной 1933 года конструктору волей-неволей пришлось отправиться в служебную командировку в Ижевск, где выяснились поразительные нюансы – ни технологически, ни морально предприятие с устаревшим оборудованием не было готово к будущему серийному выпуску столь мудрёной и изящной системы. Конструкция автоматической винтовки значительно опережала время своего появления. На заводе, лихорадочно выполнявшем план по мосинской «трёхлинейке» обр. 1891/30 гг., отработке производства АВСок отводилось лишь второстепенное значение. Симонов был вынужден писать в Москву… Личное вмешательство Наркома тяжёлой промышленности Серго Орджоникидзе с выделением необходимых денежных и технических средств помогло справиться с безысходным положением. В кратчайшие сроки был создан специальный цех для сборки АВС, Симонов получил назначение на должность начальника конструкторского бюро и опытной мастерской. В ходе спущенной по приказу сверху экстренной отработки технологического процесса и улучшения системы в целом оружие приобретало новые особенности и в чём-то уникальные качества. Нововведённый дульный тормоз внушительных размеров стал поглощать около 35% энергии отдачи и, соответственно, слегка увеличил кучность огня (чуть позже к этому вопросу мы ещё вернёмся). Неотъёмный поначалу четырёхгранный штык был заменён съёмным клинковым. Интересная деталь – новый штык, примкнутый к винтовке, как полагается, горизонтально, после поворота 30-сантиметрового клинка на 90° вниз вполне мог служить в качестве дополнительной опоры-сошки при автоматической стрельбе (правда, впоследствии от такой яркой особенности АВС по ряду причин отказались). Также в процессе технологического совершенствования винтовки были изменены конфигурация ствольной коробки, крепление ствольной накладки (укороченной и имеющей металлический наконечник), конструкция основания мушки. Были добавлены подвижный щиток, закрывающий вырез ствольной коробки для прохода рукоятки перезаряжания, и шомпол, крепящийся с правой стороны. Флажковый переключатель режимов огня разместился на ствольной коробке также справа сзади, попутно выполняя роль замыкателя крышки.

В 1936 году окончательный вариант был совершенно официально принят на вооружение Красной Армии под названием «7,62-мм автоматическая винтовка системы Симонова обр. 1936 г. (ABC-36, индекс ГАУ 56-А-225)». 26 февраля 1938 года директор Ижевского завода докладывал о полном и окончательном освоении массового выпуска АВС-36. Что касается цифр производства, в 1934 г. было собрано 106 автоматических винтовок Симонова, в 1935 г. – ещё 286, а после принятия на вооружение АВСки пошли в серию десятками тысяч штук. В 1937 г. было выпущено 10 280 винтовок, в 1938 г. – уже 23 401. К каждой автоматической винтовке полагался кожаный подсумок для переноски двух магазинов. По некоторым данным, ко времени конфликта на Халхин-Голе в подразделения «непобедимой и легендарной» успело поступить более 30 тыс. АВС-36. С оружием Симонова красноармейцы продолжали сражаться и в боях советско-финской войны 1939-1940 годов и в начальный период Великой Отечественной. Часть АВС-36 использовалась как снайперское оружие и комплектовалась 4-х кратным оптическим прицелом ПЕ. На левой стенке ствольной коробки имелся продольный паз для кронштейна «оптики», смещённой влево от оси ствола ввиду особенностей экстракции стреляных гильз. Всего было выпущено порядка 66 тыс. винтовок АВС-36.

Такова краткая история появления АВС-36 на вооружении РККА. Несомненно, для своего времени это стало огромным достижением советской оружейной мысли, да и техники, разумеется, тоже. Ни одно из ведущих иностранных государств не могло тогда похвастаться наличием на вооружении своих армий лёгкой и мощной автоматической винтовки, выпускаемой к тому же в массовом порядке. При всей общей привлекательности идеи, уровень технологического развития зачастую просто не позволял создать безотказную систему, способную адекватно работать в самых сложных условиях. Лишь выбирающаяся из Великой депрессии Америка упрямо «наступала на пятки», форсируя окончательную отработку и поставку в войска конструкции Джона Кантиуса Гаранда, но, увы, лишь самозарядной…

Как водится, боевые действия стали суровым экзаменом для АВС-36. Вдруг оказалось, что винтовка, достаточно трудоёмкая и дорогая в производстве (цена плановой закупки одной единицы равнялась 1393 рублям, что в 1,8 раза дороже ручного пулемёта ДП-27),  непроста в изучении, чувствительна к ударам, обильной смазке, температурным колебаниям и загрязнению (одна только подвижная взводная муфта под прицельной планкой чего стоит). Правда, вряд ли можно было ожидать идеальных результатов эксплуатации от отечественного первенца такого серьёзного оружейного класса, учитывая и время действия, и культуру производства, и состояние матчасти. Среди фронтовиков, «осчастливленных» АВСками, наиболее частые нарекания вызывали высокая масса, значительная длина оружия и, конечно, возможность случайной (!) утери отъёмного магазина. Регулятор в газоотводном узле тоже не всегда оказывался понятным и удобным. О полной разборке оружия даже и не помышляли, не говоря уже о последующей сборке – запросто могли остаться «лишние» детали. Но больше всего сюрпризов крылось в самом устройстве механизмов винтовки. Массу проблем на деле вызывал вроде бы надёжный в теории клиновой принцип запирания: с многочисленными задержками при перезаряжании бороться было трудновато. Так как запирающий клин находился между казённой частью ствола и магазином, траектория подачи патронов в патронник была довольно длинной и крутой, что и служило источником частых утыканий и неподач при стрельбе. Кстати, сам клин (призванный по определению обладать завидной прочностью и повышенной живучестью) являлся деталью невзаимозаменяемой, подгоняемой при сборке под величину допустимого зазора между пеньком ствола и чашечкой затвора индивидуально для каждой винтовки. Ударный и, особенно, спусковой механизмы с позиций сегодняшнего дня вообще могут вызвать даже у подготовленного бойца тихий ужас – уж слишком велико было количество мелких сложносопряжённых деталей, шпилек и пружин. Характерный штрих – хвост ажурного спускового рычага удерживался одним лишь довольно слабым пером длинной пластинчатой пружины, другим пером вынужденной поджимать шептало. Да и конструкция предохранителя, основанная на механическом ограничении поворота спускового крючка, не могла застраховать от случайного выстрела при сильном сотрясении заряженной винтовки также именно из-за малого усилия обоих перьев упомянутой пружины. Мало того, долгое время при производстве АВС-36 не всё ладилось с правильной термообработкой ответственных узлов. При работе ударникового УСМ возникали значительные нагрузки, вызывавшие повышенный износ деталей и затруднявшие ручное открывание затвора.

К вышеописанной печальной картине не замедлил добавиться и другой ключевой фактор. Как на полигонах, так и в частях действующей армии регулярно отмечалась крайне недостаточная кучность боя в автоматическом режиме – стрелки попросту не справлялись с отдачей и «уводом» винтовки после каждого выстрела. Только первый выстрел в очереди (вне зависимости от её длины) оказывался прицельным. В конечном итоге, именно последний аспект и решил судьбу полностью автоматических винтовок. Бесцельное расходование боеприпасов после соответствующего напутствия мудрого И.В. Сталина было признано нетерпимым и внимание конструкторов-оружейников снова обратилось на винтовку самозарядную, требующую отдельного нажатия на спусковой крючок для производства каждого выстрела. При средней скорострельности 25 выстрелов в минуту такая винтовка обладала вполне приемлемой кучностью боя, близкой к кучности обычной магазинной винтовки. 22 мая 1938 года совместным приказом Наркомов обороны и оборонной промышленности был объявлен очередной конкурс на разработку чисто самозарядной винтовки. И уже довольно скоро «самострельные» АВС-36 в частях РККА начали активно вытеснять «Светки» – самозарядки Токарева СВТ-38…


Даты


Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-includes/link-template.php:16) in /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-content/themes/Master/includes/includes/contactform.gif on line 2136