Хуго Шмайссер в Ижевске (Часть 2)


или конец одного мифа

Работник с «капиталистической психологией»

Немецкие исследователи, желающие подтвердить важность работы Шмайссера в СССР, подчёркивают, что конструктору был установлен вполне приличный оклад, и он имел возможность переводить значительную сумму, около 2000 марок, своей семье в Германию. Однако относительно хорошие условия Хуго Шмайссер имел только сначала. Хотя ему был обещан оклад примерно в 5000 рублей, уже в декабре 1946 – январе 1947 года его реальный заработок был уменьшен на 30-40% и составлял 3500 рублей. Расчётом же № 101 от 27 февраля был установлен ещё меньший оклад – 2500 рублей, поставивший Хуго и его семью в тяжёлое финансовое положение. Двукратное (по сравнению с обещанной суммой) снижение зарплаты заставило Шмайссера обратиться к директору «Ижмаш» с жалобой. В ней он просил пересмотреть столь низкий оклад, не соответствующий его квалификации. В письме Шмайссер также писал: «Если меня не сумеют лучше использовать, то прошу учесть мой возраст и возвратить в Германию, где моя больная жена и неизлечимо больной сын нуждаются в моей помощи».
Одним из тех, кому приходилось сталкиваться с Хуго Шмайссером на «Ижмаше», был известный советский оружейник Евгений Федорович Драгунов, создатель снайперской винтовки СВД и ряда моделей спортивно-охотничьего оружия. Евгений Федорович вспоминал, что именитый немецкий конструктор сколь-либо серьёзного впечатления на него не произвёл. К тому времени Хуго был уже довольно стар (ему перевалило за 60) и имел проблемы со здоровьем – он страдал хроническим заболеванием лёгких. Да и к самой работе Шмайссер относился «с большой прохладцей». По словам сына Е.Ф. Драгунова, любимым занятием Хуго Шмайссера в рабочее время было чтение «Популярной механики» – известного американского научно-популярного журнала, чем-то сходного с отечественной «Техникой–молодёжи». Так что свою зарплату Шмайссер получал, по мнению Евгения Федоровича, совершенно зря. Абсолютно противоположное впечатление на него произвёл доктор Грунер, в котором блестяще сочетались черты учёного-теоретика и инженера-практика.
Свидетелем пребывания немецких инженеров-оружейников в Ижевске был Владимир Наумович Гринберг, заместитель главного конструктора «Ижмаш» и создатель метеоракет, позднее посвятивший себя преподавательской работе на машиностроительном факультете Ижевского технического университета, где занимался подготовкой инженеров-оружейников. Владимир Наумович столкнулся с немецкими специалистами во время своей практики на «Ижмаше». Он так вспоминает этот эпизод биографии.
«Их привезли из Германии, они сидели в отдельной комнатке, общаться с ними было нельзя. Кто знает конструкторское бюро «Ижмаша» на втором этаже, где расположены всякие службы, – там и была их комнатка. Поскольку мы проходили конструкторскую практику, это была база практики, мы должны были поутру являться к нашему руководителю – зам главного конструктора Камзолову, известному в городе человеку, – и мы этих немцев видели, насчитали пять или шесть человек. Они без конца чертили, чертили оружие. Им давали задание то на одно оружие, то на другое, но никуда это не шло, чертежи у них брали и складывали, брали и складывали. Накопилась огромная пачка чертежей, которая существует до сих пор, как я узнавал.
Позже, когда я смог это оценить, меня поражала в этих чертежах блестящая графика – таких красивых, потрясающе красивых чертежей я никогда и нигде больше не видел. Чертили они совершенно великолепно. Причём могли делать какую-нибудь оружейную систему изначально: заготовки, штамповки, холодная, горячая штамповка, техпроцесс и наконец само оружие. Могли делать все, были крайне универсальны. Когда понадобилось сделать машину для испытания пружин, они тут же вынули какие-то специализированные линейки для расчёта пружин, начали считать, делать и сделали. Требовалось сделать крыло для мотоцикла – глубокое, они и его спроектировали…Уровень был высокий…». Удивительный парадокс! Специалисты столь высокой квалификации были заняты, главным образом, тем, что наполняли своими чертежами полки заводских архивов и работали, как говорится, «на подхвате». Кстати, из немецких специалистов Владимир Наумович выделяет не Хуго Шмайссера, а того же доктора Вернера Грунера, c которым он даже получил возможность познакомиться и лично побеседовать.
Итог в оценке деятельности Хуго Шмайссера в Ижевске может подвести краткая характеристика, данная немецкому оружейнику помощником директора завода по найму и увольнению Мухамедовым в марте 1951 года, когда срок работы немецких специалистов подходил к концу. Её текст имеет смысл привести полностью, и, думаю, особых комментариев она не требует.
Впрочем, если кто-то сочтёт, что приведённых в статье документальных свидетельств о непричастности Шмайссера к созданию АК-47 недостаточно, то может посетить открывшуюся 9 ноября в ижевском Музейно-выставочном комплексе имени М.Т. Калашникова выставку «Неизвестный Калашников», приуроченную к 90-летию конструктора. По заявлению директора комплекса Надежды Вечтомовой, главная доминанта выставки – рассекреченные документы архива МО по Щуровскому полигону, где рождался АК-47, и другие документальные источники, иллюстрирующие, кто был реальным создателем автомата Калашникова, и раскрывающие те стороны, которые вызывают большинство разговоров.

Возвращение на родину

Хуго Шмайссер вернулся в Германию 9 июня 1952 года после почти шестилетнего пребывания в СССР. Немецкая пресса откровенно лукавит, подчеркивая, что Шмайссер возвратился на родину несколько позже других немецких специалистов, поскольку он якобы был очень важен для Советского Союза. На самом деле полугодовая задержка с отправкой Хуго Шмайссера ровным счётом ничего не говорит. Из опубликованных воспоминаний немецких спецов следует, что в действиях советских властей по возвращению специалистов и членов их семей трудно было найти вообще какую-то логику. Среди тех, кто не попал в первую партию возвращенцев, были и высококвалифицированные работники, и рядовые техники, а то и совершенно случайные люди. В мемуарах, например, описывается случай, когда задержали отправку членов семьи умершего во время пребывания в СССР специалиста. Значит ли это, что его вдова и осиротевшие дети, которые по логике должны были уехать одними из первых, представляли какой-то интерес для советской стороны? Так что задержка отъезда Хуго на родину была обусловлена обычной советской бюрократией.
Хуго Шмайссер приехал в Зуль с тяжёлым чувством. Пока он был в СССР, умер его сын Ульрих, тяжело болевший всю свою жизнь и проведший большую её часть в больнице. Фирма «Хенель» прекратила своё существование, а все патентные права Шмайссера утратили к тому времени силу. Хуго и Нелли жили одни на фамильной вилле «Югендстиль» на улице Философенвег, 5 в Зуле. Через несколько месяцев после возвращения с Хуго Шмайссером пытались наладить контакты представители спецслужб США и Великобритании. В первую очередь их интересовали подробности пребывания Хуго в Ижевске и сведения о новом стрелковом оружии русских – автомате АК-47. Британцы даже разработали план похищения Хуго Шмайссера с территории ГДР. По их замыслу на спортивную площадку, неподалеку от виллы Шмайссеров, должен был приземлиться вертолёт, на котором предполагался перелёт Хуго Шмайссер с женой в Западную Германию. Несмотря на уговоры британских агентов (они пытались добиться согласия Хуго через его брата Отто из Гамбурга), Хуго Шмайссер отклонил дерзкий план побега и отказался сотрудничать с западными спецслужбами. Свой отказ он мотивировал плохим состоянием здоровья. Однако существовала и другая причина, о которой Хуго Шмайссер поведал своим сёстрам. Находясь в СССР, Хуго Шмайссер дал подписку о неразглашении сведений о своей деятельности в Ижевске. Очевидно, он боялся возмездия с советской стороны в случае нарушения обязательств. Кроме того, отработавшие в СССР немецкие специалисты, даже бывшие членами НСДАП, не подвергались преследованию за своё нацистское прошлое. В случае же побега существовал риск, что такое положение дел может резко измениться. Да и много ли ценной информации мог дать Шмайссер западным разведкам? Хуго трезво оценивал свою ценность для западных спецслужб и понимал, что они быстро потеряют интерес к его персоне и выбросят, как надоевшую игрушку. Поэтому данный побег так и не состоялся.
Умер Хуго Шмайссер 12 сентября 1953 года в больнице города Эрфурта в ходе операции на лёгких. Поскольку у семьи Шмайссер не было достаточно денег для собственного надгробия, Хуго похоронили в фамильном склепе семьи Ценер, из которой происходила его жена Нелли. Там же покоится их сын Ульрих. Через четыре года Ханс Шмайссер возвратился в ГДР и нашёл приют у вдовы Хуго, Нелли. Они продали когда-то роскошную фамильную виллу, ставшую зданием местной торгово-промышленной палаты. В 1996 году эту виллу снесли под предлогом строительства здания для реабилитационной клиники.
Итак, в биографии Хуго Шмайссера можно поставить точку: поднята завеса тайны, скрывавшая то, чем занимался этот выдающийся немецкий оружейник в годы пребывания в Ижевске. Увы, любителей сенсаций здесь ждёт разочарование – документы и свидетельства очевидцев говорят, что из-за режима секретности немецких специалистов и близко не подпускали к разработке и производству вооружения, большую часть времени они занимались теоретическими разработками, не нашедшими воплощения в металле. Единственным исключением было создание «приспособлений, приборов и аппаратуры» к оружию, однако имевших косвенное к нему отношение. Такой род занятий совершенно не устраивал Хуго Шмайссера, не имевшего инженерного образования и являвшегося специалистом-практиком. В фирме «Хенель» проектирование оружия велось братьями Шмайссер без создания полных комплектов рабочих чертежей, по эскизам, наброскам или просто по устным указаниям. Работа же на «Ижмаше» сильно отличалась от его прежней деятельности, в чём, наверное, и заключается причина невысокого трудового энтузиазма Шмайссера и столь уничтожающей оценки его деятельности со стороны руководства завода. Кстати, а что бы случилось с советским гражданином в сталинские времена, если бы его характеризовали как человека с «капиталистической психологией» и «разлагающим действием на коллектив»? Но даже возникни у Шмайссера желание оказать помощь русским, возраст, здоровье родных и его самого были существенными помехами, они мешали Шмайссеру много работать и вряд ли позволили бы быть полноценным работником.
Но есть вопросы, оставшиеся без ответа при проведении данного расследования: почему на «Ижмаше» царила такая атмосфера секретности, ради чего столь плотной тайной был окутан автомат Калашникова АК-47? Ведь допустили же немецких специалистов к созданию советского ядерного оружия, баллистических ракет, двигателей для реактивной авиации? К чему были введены невероятные строгости в период поступления автомата Калашникова в войска? Скажем, сбор всех до единой стреляных гильз, ношение автомата только под плащ-палаткой. Ведь в это же время новейшие образцы советских танков, артиллерийских орудий, ракет и самолётов открыто демонстрировались на военных парадах. Данному парадоксу трудно найти объяснение. Впрочем, решение этой весьма интересной загадки имеет мало отношения к биографии Хуго Шмайссера.

Автор сердечно благодарит за помощь в подготовке статьи и предоставленные материалы сотрудника Музейно-выставочного комплекса им. М.Т. Калашникова Дмитрия Беляева; профессора, к.m.н. М.Е. Драгунова; руководителя пресс-центра Ижевского Государственного Технического Университета А.А. Бобкова; высшего архивного советника Государственного архива Тюрингии, доктора философии г-на Норберта Моцарски; г-на Б. Кандлера и г-на Э. Дитера (фирма WTS, г. Зуль), а также г-жу Анетт Рауте из городского архива г. Зуля.

Страницы 1 2 3

№153

Содержание №153

МАСТЕР-NEWS

СОБЫТИЕ
Heym – оружие года

ОХОТА
Сайгак и охота на него
С. Лосев

ВЕЛИКИЕ ОРУЖЕЙНИКИ
Хуго Шмайссер в Ижевске, или конец одного мифа (ч. 2)
И. Шайдуров

ОРУЖЕЙНЫЙ МИР
К-96: легенда продолжается
К. Тесемников

ИСТОРИЯ
«Аншутц-Фортнер» 1827F, или четверть века великой биатлонной революции (ч. 2)
И. Шайдуров

OLD ARMS
Французская шпилька «по-шведски»
В. Лесняк

ГОСТЬ НОМЕРА
«Драгоценности» сестёр Фаусти

ДРУГОЕ ОРУЖИЕ
Всегда есть, всегда заряжен
С. Мишинёв

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ
Современные высокоточные стволы
А. Сорокин

КРУПНЫМ ПЛАНОМ
Эксклюзивные сюжеты из Тулы
Е. Копейко

СНАЙПИНГ
Краснодар 2009 (ч. 2)
С. Челноков, В. Бельцов

КИНОВЫСТРЕЛ
«Бросок кобры»
К. Тесемников

ОТ А ДО Я
Оружейные мастера и фирмы России XVII-XX веков
Ю. Шокарев

ВЫСТАВКА
Интерполитех 2009. Полигон

СПОРТ
Спортинг. Кубок России
А. Кулысова

Кубок СП «Бизнес кар» по компакт-спортингу

СТРАНИЦА ДМИТРИЯ ДУРАСОВА
Глупый немец