Французская шпилька «по-шведски»


Изобретение в начале 1800-х капсюльного состава и чуть позже удобного в применении капсюля приблизило создание унитарного патрона. Какие только конструкции ни предлагались, но у большинства из них судьба была одинакова: после нескольких лет неудачных попыток закрепиться на рынке, они уходили в безвестность. Однако у одной конструкции судьба оказалась иная.

В 1836 году француз Казимир Лефоше предложил оригинальную конструкцию унитарного патрона, принёсшего ему известность и долгую жизнь в мире оружия. Классический патрон конструкции Лефоше выглядит так. В основании металлической гильзы находится папковый (картонный) кружок, в середину которого помещают капсюль. Накол капсюля происходит с помощью металлической шпильки, проходящей сквозь отверстие в боковой стенке гильзы. Оставшееся свободным пространство заполнено порохом. Курок оружия должен ударить по шпильке, та в свою очередь наколет состав в колпачке капсюля. Из-за этой шпильки патрон и получил название «шпилечного».
У патрона системы Лефоше были серьёзные преимущества перед бумажными патронами, широко распространёнными в то время. Металлическая и даже картонная гильза значительно твёрже бумажной. Гильза более герметична, так как шпилька вставлялась в отверстие внатяжку, а папковый материал служил дополнительным уплотнителем и не давал проникнуть влаге внутрь патрона. Был ещё один плюс у патрона такой конструкции – возможность его переснаряжать после отстрела. Необходимые компоненты для переснаряжения свободно продавались по всей Европе. Шпилечный патрон был так популярен, что дожил до первой мировой войны. В Российской Империи патрон и его компоненты продавались в оружейных магазинах вплоть до 1917 года. Однако очевидно, что шпилечный патрон сильно проигрывает классическому унитарному патрону с центральным расположением капсюля. Что же обеспечило такую долгую жизнь неидеальной конструкции? Фокус в том, что славное оружейное дело Казимира Лефоше продолжил его сын Евгений Лефоше. Да ещё как продолжил!
В 1853 году он запатентовал конструкцию револьвера, получившую затем его имя. Лефоше очень рассчитывал на большой успех и не без причин. Надо только представить, что большинство револьверов того времени были капсюльными. И благодаря быстроте перезаряжания револьвер Евгения Лефоше показывал феноменальную скорострельность! Однако не всё получилось, как хотелось. Подвёл…патрон. Тот самый унитарный металлический, дававший системе Лефоше преимущество перед другими. Патрон оказался слабоват: при хорошем калибре в 11 мм он имел короткую гильзу, часть объёма которой (и без того небольшого) «съедалась» папковым поддоном с капсюлем.
Но в целом система вышла столь удачной, что вскоре её приняли на вооружение армии разных стран Европы. Как правило, армейские «шпилечные» револьверы были 11-мм калибра. Первыми вооружилась револьверами этой системы французская армия и флот. За ними потянулись остальные.
Не миновало увлечение шпилечным оружием и Российскую Империю. На испытаниях русского военного ведомства в 1860-х годах лучшие результаты показали револьверы Кольта и Лефоше. Для рядового состава револьверы сочли слишком сложными, но вполне подходящими для офицеров. Некоторое количество револьверов заказали парижской фабрике Лефоше, часть – в Бельгии и небольшое число – Тульским оружейникам. Отмечу, что сам изобретатель старался как можно лучше учесть пожелания заказчиков. Поэтому он без колебаний вносил изменения в базовую конструкцию своего удачного револьвера. Пусть эти изменения зачастую носили декоративный характер, но что только не сделаешь для серьёзного покупателя. Как говорится, клиент всегда прав. Например, явным внешним отличием была форма спусковой скобы. Одна модель имела на скобе шпору, другая была обтекаемо округлой. Модель со шпорой часто называют кавалерийской, а с овальной скобой – морской. Но некоторые изменения действительно серьёзно улучшали конструкцию.
Первая модель 1853 года была одинарного действия, то есть для выстрела курок надо было предварительно взвести. А уже в 1855 году Лефоше вносит усовершенствование и создаёт револьвер двойного действия. Однако при стрельбе без предварительного взвода страдала точность, военные многих стран отдавали предпочтение как раз точности, а не скорострельности. Поэтому можно встретить армейские модели револьверов одинарного действия системы Лефоше, принятые на вооружение после 1855 г. Именно такой револьвер был взят в 1860-х годах на вооружение в Шведском королевстве.
Озадаченные скорейшим переходом на новейшие виды оружия власти Швеции обратились к знаменитому французскому оружейнику. Револьвер системы Лефоше и шпилечный патрон их устроил. В 1863 году револьвер был принят на вооружение как Модель 1863. Это почти полная копия французского револьвера Модели 1858 года. Ствол калибра 11 мм и длиной 158 мм имеет четыре глубоких нареза. Барабан с шестью каморами. Прицельные приспособления револьвера состоят из мушки и прорези на ударном конце курка – при его взводе прорезь играет роль своеобразного целика.
Шведские власти закупили 2000 револьверов, вся партия которых была изготовлена на парижском заводе. На правой стороне рамы револьвера выбит логотип фирмы Лефоше и серийный номер оружия. Отмечу, что серийный номер выбит только на рамке. Ни на барабане, ни на стволе, ни на других частях оружия он не дублируется. Револьверы шведского заказа несут серийные номера в диапазоне: 78000 – 80500. На правой стороне рамы выбита надпись: «INVon E.LEFAUCHEUX BREVETE sco. /PARIS/». Поверх ствола выбита надпись: «E.LEFAUCHEUX BRte S.G.D.G. A PARIS».
После прибытия в Швецию, на рамку револьвера наносилось клеймо, обозначавшее принадлежность оружия к королевским вооружённым силам – три короны. Револьверы поступили на вооружение частей кавалерии, артиллерии и флота. Принадлежность к флоту отмечалась дополнительным клеймом. 2000 револьверов были распределены следующим образом: 1110 штук армии, а 890 флоту. Причём передавались они родам войск бессистемно, то есть серийные номера встречаются в случайном порядке.
Вооружение новым револьвером подразумевало и закупку патронов. К каждому экземпляру полагалось 100 шпилечных патронов, которые поставила французская фирма Gevelot.
В 1871 году в Швеции на вооружение принимается револьвер под патрон центрального боя калибра 11 мм. Но власти не спешат избавиться от устаревшего оружия. Оказалось, что у револьверов системы Лефоше есть ещё одно преимущество – они легко переделывались под «центробойный» патрон. Именно к этому быстрому и дешёвому способу перевооружения прибегли военные Швеции. Новый патрон идеально подходил к каморам шпилечного револьвера М1863. Ствол также позволял использовать его без замены. Надо было только разобраться с курком. Для этого верхнюю ударную часть курка, бившую сверху по шпильке, отрезали и добавили боёк. В раме, напротив капсюля и бойка, делали отверстие… Вот, собственно, и вся трансформация! Модифицированный револьвер получил название М1863/79. Он простоял на службе до 1890 года.
Получается любопытная картина: небольшой заказ двух тысяч револьверов под шпилечный патрон был разделён между армией и флотом, а затем переделан под патрон центрального боя. То есть любой встретившийся вариант шведского армейского револьвера системы Лефоше является крайне редким – счёт идёт на сотни единиц!
Но кроме своей истории, револьвер М1863 таит много интересного внутри. Рассмотрим его конструкцию подробнее и тогда найдём некоторые неожиданные вещи и детали. Первое, что удивляет, это отсутствие у револьвера рамки как таковой! Рукоятка не является единой с корпусом механизма. Но самое невероятное – рукоятки как целой детали вообще нет. Она собирается из нескольких отдельных деталей, соединённых винтами. По сути, револьвер рассыпается на кучку отдельных небольших деталек. Требуется высокое качество их обработки для того, чтобы получить прочную и надёжную конструкцию.
Следующее, что обращает на себя внимание: каждый винт револьвера подогнан к своему месту и особым образом помечен. Например, спусковая скоба крепится тремя похожими винтами. У одного винта на головке нет никаких отметок, у другого выбита одна точка, а на головке третьего – две точки. И напротив каждого отверстия под винт на скобе выбито соответствующее количество точек.
Наконец, в этом револьвере уникальная система фиксации барабана при взводе курка. Я не припоминаю другой системы с подобным решением. Когда курок взводится, то связанный с ним штырь выдвигается из стенки корпуса револьвера, а в него упирается специальный зуб барабана.
И в заключение, обещанный небольшой отчёт о стрельбе из шпилечного револьвера. Он состоялся благодаря известному во Франции производителю аксессуаров и компонентов для стрельбы из старинного оружия Филиппу Виалю (Philippe Vial). Те несколько выстрелов, что мне довелось сделать, были и очень приятны и очень поучительны. Для снаряжения шпилечных патронов использовались гильзы, выточенные из латуни. В основании гильзы помещается специальная наковаленка (она играет роль папкового поддона), в которой размещается пистон для стрельбы из капсюльного оружия. Затем всё это «сооружение» фиксируется шпилькой. После засыпки пороха в гильзу специальной матрицей впрессовывается литая свинцовая пуля.
Стрельба из шпилечного револьвера оказалась весьма комфортной. Сказывалась малая пороховая навеска в куцей гильзе, «мягкий» чёрный порох и приличный вес самого оружия. Однако буквально после первых двух выстрелов произошёл инцидент, показавший, что к старому оружию надо относиться со всей серьёзностью. При снаряжении патронов мы воспользовались обычным охотничьим чёрным порохом, который моментально покрыл ствол толстым слоем нагара. И очередной выстрел окончился катастрофой. Пулю заклинило в самом начале ствола! Спасло только то, что пуля уже вышла из каморы барабана, пороховые газы смогли найти выход и барабан не разорвало. Раскалённые газы стравились в крохотную щель между барабаном и казённым срезом ствола. Нередко такие ошибки заканчиваются разрывом каморы барабана и повреждением рамки револьвера.
Отсюда мораль: даже при развлекательной стрельбе несильными патронами расслабляться нельзя. Иной раз образцы, кажущиеся примитивными и архаичными, требуют к себе уважения. Спешка и халатность здесь неуместны!
А русским коллекционерам старинного оружия напомню ещё и нашу российскую специфику: антикварное оружие, зарегистрированное РосОхранКультурой РФ в качестве культурной ценности, находится под защитой Закона! И его порча есть уголовно наказуемое преступление.


№153

Содержание №153

МАСТЕР-NEWS

СОБЫТИЕ
Heym – оружие года

ОХОТА
Сайгак и охота на него
С. Лосев

ВЕЛИКИЕ ОРУЖЕЙНИКИ
Хуго Шмайссер в Ижевске, или конец одного мифа (ч. 2)
И. Шайдуров

ОРУЖЕЙНЫЙ МИР
К-96: легенда продолжается
К. Тесемников

ИСТОРИЯ
«Аншутц-Фортнер» 1827F, или четверть века великой биатлонной революции (ч. 2)
И. Шайдуров

OLD ARMS
Французская шпилька «по-шведски»
В. Лесняк

ГОСТЬ НОМЕРА
«Драгоценности» сестёр Фаусти

ДРУГОЕ ОРУЖИЕ
Всегда есть, всегда заряжен
С. Мишинёв

ВЫСОКАЯ ТОЧНОСТЬ
Современные высокоточные стволы
А. Сорокин

КРУПНЫМ ПЛАНОМ
Эксклюзивные сюжеты из Тулы
Е. Копейко

СНАЙПИНГ
Краснодар 2009 (ч. 2)
С. Челноков, В. Бельцов

КИНОВЫСТРЕЛ
«Бросок кобры»
К. Тесемников

ОТ А ДО Я
Оружейные мастера и фирмы России XVII-XX веков
Ю. Шокарев

ВЫСТАВКА
Интерполитех 2009. Полигон

СПОРТ
Спортинг. Кубок России
А. Кулысова

Кубок СП «Бизнес кар» по компакт-спортингу

СТРАНИЦА ДМИТРИЯ ДУРАСОВА
Глупый немец