В Брюсселе всё спокойно…


Моей давнишней мечтой было посетить музей оружия в Льеже. Однако знакомый бельгиец, житель Брюсселя, меня огорчил: музей давно закрыт, и в ближайшее время будет открыт только один зал. Следующий вопрос бельгийца меня удивил: а посещал ли я музей Армии в Брюсселе? Да я и не знал, что в Брюсселе есть что-то, достойное внимания любителя оружия! Оскорблённый до глубины души брюсселец сделал пару звонков и сообщил, что завтра меня будут ждать.

Утро. Королёвский музей Армии и Военной Истории (Musée Royal de l’Armée et d’Histoire Militaire). Вход свободный. Созваниваюсь. Ко мне выходит хранитель коллекции огнестрельного оружия г-н Поль Дюбранфо (Paul Dubrufaut). И начинается сказка! Иного слова у меня нет. Я не смогу передать всего восторга от увиденного, да и цель у меня другая: открыть для наших соотечественников, посещающих Брюссель, этот потрясающий музей. Предупреждаю: он огромный. Отведите на него целый день, а лучше, чтобы не утомляться чрезмерно, два. Если с вами будут дети, не расстраивайтесь: им тоже будет интересно!
Итак, о музее. Предпосылкой его создания можно считать предложение бельгийского архитектора Гедеона Бордьё (Gédéon Bordian) в 1875 году о застройке поля на окраине Брюсселя. Оно использовалось Национальной гвардией как обычный плац. Архитектор предлагал разбить обширный парк с выставочными павильонами. Открытие парка состоялось в 1880 году, а в 1888 году это место получило новое название «Парк пятидесятилетия» в честь юбилея независимости Бельгии. В 1890 году на площади стали возводить аркаду. Но финансовые трудности и смерть Бордьё в 1904 остановили строительство. Король пригласил завершить проект французского архитектора Шарля Жиро (Charles Girault). Он переделывает проект и стремительно его заканчивает: уже в 1905 аркада открыта. Скоро, в 1910 году, к открытию Международной выставки по бокам аркады возводятся два огромных павильона. На этой выставке молодой офицер Луи Леконт (Louis Leconte) представил 900 предметов, отражавших историю армии Бельгии. Выставка имела столь большой успех, что власти решили сохранить военную экспозицию и выделили ей помещение, оставшееся от бывшей военной школы. Собственно, это и было рождение музея. Его фонды постоянно пополняются подарками от частных лиц и разных государств.
После окончания первой мировой войны, в 1923, году музей переезжает в выставочные павильоны на площади Пятидесятилетия, где он находится и поныне. Луи Леконт вышел в отставку с военной службы и был назначен главным хранителем музея. Стоит особо отметить принцип формирования предметов коллекции. Так, знаменитый оружейный музей в Льеже – оружейной столице Бельгии 19 века – был создан коммерсантами-оружейниками. Музей должен был производить впечатление на потенциальных клиентов, а предметы, выставленные на витринах, показывать уровень производства на Льежских фабриках. Говоря современным языком, музей был эдаким шоу-румом – местом, где пускали пыль в глаза гостям.
Музей же в Брюсселе не ограничивается оружейниками одного города, страны или периода истории. Он многоплановый. Очень помогала музею благосклонность короля. Все казённые заводы традиционно имели свои собрания оружия. Каждый из них закупал оружие других производителей как местных, так и зарубежных. Оружие отстреливали и разбирали – одним словом, его тщательно изучали, чтобы знать, что создано хорошего конкурентами. К тому же производители собирали коллекции оружия, производимого ими самими. Теперь, думаю, уважаемому читателю понятно, что на каждой казённой фабрике имелась немаленькая коллекция оружия. Вот тут и сказались государственный статус музея и благосклонность монарха. В приказном порядке все казённые арсеналы передали свои коллекции брюссельскому музею. Образцы устаревшего оружия также попадали с армейских складов в музейный фонд. Участие Бельгии в первой мировой войне на стороне Антанты позволило воспользоваться плодами победы: фонды музея хорошо пополнились немецкими трофеями.
Русскому посетителю, разумеется, будет интересно узнать, как представлена в музее наша страна. Между Россией и Бельгией всегда были военные контакты. Практически с самого начала независимости Бельгии, в 1831 году, бельгийские оружейники имели немало русских военных заказов, а уж гражданские ружья и пистолеты занимали значительную часть каталогов дореволюционных оружейных магазинов Российской Империи. Да, на стендах можно увидеть бельгийское оружие, бывшее на вооружение русской армии: старые добрые «наганы», капсюльные штуцера, револьверы Галана и так далее. Неудивительно, эти предметы должны быть там.
А музею есть чем удивить! В небольшом зале (по мнению сотрудников, доля русских экспонатов не больше 2%) выставлены уникальные образцы русского оружия, униформы и личные вещи. Первая мировая и последовавшая затем Гражданская война вызвали огромный поток эмигрантов из России за рубеж. Музеи Европы хорошо пополнили свои фонды уникальными вещами, выкупленными у наших бывших соотечественников. Но в Брюссельском музее русский зал сформирован не совсем так: только часть предметов принадлежит музею. Часть же является частной собственностью, и лишь выставляется музеем на своих витринах. Это очень необычная история.
В 1936 году во Франции, где находилась одна из самых мощных колоний русской эмиграции, к власти пришло правительство социалистов. Стали раздаваться речи, показавшиеся нашим людям во Франции едва ли не «коммунистическими». Могла возникнуть ситуация, когда правительство потребовало бы разоружения эмигрантов. А речь шла не о каких-то горстках людей: остатки разбитых белых армий где-то беспорядочно, а где-то организованно покинули Россию, сохранив личное стрелковое и холодное оружие. Вывезли и огромное количество военных реликвий Русской Императорской Армии. На чужбине эмигранты (ветераны войны) стали объединяться в союзы и общества, часто по месту службы, например, «товарищество ветеранов Н-ского полка». Численность таких организаций в Европе и, в частности, во Франции шла на десятки тысяч человек, даже правильнее сказать – десятки тысяч штыков! И вот для французских эмигрантских организаций наступили непростые времена. Выход пришёл с самой неожиданной стороны – из Брюссельского музея. Его руководство было хорошо знакомо с влиятельными выходцами из России и предложило им сдать реликвии на хранение в музей. Несколько факторов склонили эмигрантов на согласие: репутация музея, близость Брюсселя к Франции и наконец власть бельгийского короля, который был в дальнем родстве с домом Романовых.
Среди уникальных предметов русского зала – набор из 22 серебряных горнов и чаша для пунша Лейб-Гвардии казачьего полка. Набор горнов был вручён полку за битву при Лейпциге в 1813 году. Чаша же была изготовлена к столетию битвы. В том сражении Наполеон бросил в атаку 8000 кирасиров. Им удалось прорвать ряды русской армии. Сметая всё на своём пути, кирасиры вышли к русской ставке, прямо к основанию холма, где находился император Александр I. Угроза пленения русского царя была более чем реальной. Наперерез французской лавине бросились казаки и смогли её остановить, а затем заставили отступить под прикрытие своей артиллерии. В честь столетия подвига казаков в 1913 году петербургским ювелирам была заказана чаша для пунша. На неё пошло 50 кг серебра! По бокам чаши изображены сцены того сражения. В 20-х годах эти реликвии сложными путями попали во Францию. А спустя десятилетие – в Брюссельский музей.
Ещё раз обращу внимание читателя: многие русские предметы этого зала не принадлежат музею – это частная собственность! И хотя прошло уже более полувека, никто не отменял договора о хранении. Реликвии были переданы в музей на хранение не отдельными людьми – у некоторых предметов уже третье поколение наследников, а организациями, и они в праве в любой момент потребовать выдачи им своих вещей. И музей обязан будет их выдать.
Сейчас же мы можем сказать огромное спасибо Королевскому музею за то, что он сохранил для нас эти реликвии! Это не история отдельных людей, а реликвии русского воинства, свидетели его истории и славы.
Однако современная Россия не осталась в долгу перед бельгийцами. Удивительно, но после оккупации Бельгии в 1940 году немцы не стали вывозить экспонаты, а просто закрыли музей. Он оставался зарытым вплоть до наступления мира. Только в конце войны, когда возникла угроза боёв за город, была эвакуирована часть музея. К сожалению, несколько тысяч экспонатов погибло, а некоторая часть попала в руки к фашистам – они вывезли трофеи в Германию. В основном это были бельгийские архивы. С тех пор они считались погибшими. Каково же было удивление бельгийцев, когда в начале 90-х годов, с падением железного занавеса и конца холодной войны, в российских архивах обнаружились следы пропавших документов! Оказалось, что вывезенные немцами архивы не сгорели, а уцелели на территории Советской оккупационной зоны. Они были вывезены в СССР, где тихо лежали все эти десятилетия. В ходе непростых и длительных переговоров документы были полностью возвращены Бельгии.
Королевский музей обладает разноплановой экспозицией: кроме залов с историей армии и войн Бельгии, есть залы, посвящённые крупнейшим конфликтам. Это и первая мировая война, которую в Европе принято называть Великой войной, и стенды, рассказывающие о второй мировой войне. По мере роста числа экспонатов появлялись новые экспозиции: в 1972 возник огромный и просто потрясающий зал авиации, в 1980 году – секция бронетехники.
Однако хочу подробнее рассказать об экспонатах зала со стрелковым оружием 19 века. Как уже писал, по приказу короля, бельгийские казённые заводы передали свои коллекции оружия в музей. Передали и много разных предметов, связанных с производством оружия. Это и лекала, по которым приёмщики проверяли изготовленные части, и модели станков, документы и инструкции по оружейному делу. На стенах зала расположены заготовки, из которых делали оружие. Можно проследить весь цикл: как длинный лист железа постепенно превращается в ствол, как отдельные куски стали становятся частями ружейного замка или как кусок дерева образует ружейную ложу. Очень познавательно!
А ещё вывешены схемы снаряжения старинных ружей для производства выстрела. Как оказалось, в начале 2000-х годов музей провёл интересную программу по исследованию старинных ружей. Расположенная рядом Военная школа направляла в музей курсантов, где они писали курсовые работы. Руководили работой два специалиста: один – военный, другой – сотрудник музея. Каждый курсант писал об одном конкретном образце оружия. Он должен был описать весь его жизненный путь: от создания до производства и служебного применения. Такое исследование подразумевало тщательное ознакомление с конструкцией, а так же знакомство с практической стрельбой из него. Благо, в архивах музея сохранилось много оригинальных наставлений тех давних времён! Курсант должен был правильно подобрать все необходимые компоненты, нужные для стрельбы, а по необходимости и изготовить их. Например, не ко всем ружьям сохранились пулелейки – их изготавливали заново. Особо пришлось повозиться с пулелейками к ружьям, где были полигональные нарезы для так называемых пуль Витворта. Приходилось тщательно подбирать порох, а так же навески: если пороха мало, то баллистика пули будет далека от оригинальной, а если заряд слишком мощен, то мягкую свинцовую пулю просто сорвёт с нарезов, и опять итог стрельб будет далёк от реального. Многие результаты получались путём тщательного перебора вариантов, опыт за опытом, так сказать «методом научного тыка». Музей получил огромное количество ценнейших материалов по своим экспонатам. Как признались его сотрудники, эти опыты не всегда находили положительные отклики. Когда пару лет назад о данных работах докладывали на симпозиуме в Вене, то одна часть историков завистливо вздыхала, а другая стала возмущаться: как можно трогать музейные экспонаты?! Но не стоит обвинять брюссельских работников музея в халатности: уникальные экспонаты избежали отстрела. К тому же для многих образцов оружия, что выставлены в витринах, есть вторые и третьи экземпляры, они хранятся в запасниках музея. Отбирался наихудший по сохранности образец, и именно его отстреливали. Забыл сказать, что Королевский музей находится в ведении Министерства обороны Бельгии. Думаю, это одна из главных причин, почему музейщикам разрешили стрельбы. Кто бы ещё, кроме военных, мог разрешить отстреливать музейные экспонаты? Благо под эти опыты военные выделяли достаточно денег. А для стрельб предоставлялись армейские полигоны. Кстати, в залах установлены мониторы для просмотра различных видеоматериалов, в том числе показаны стрельбы из старинного оружия.
Работы с оружием проводились в собственной мастерской музея. Помещение для этого получили лет пятнадцать назад. Большая комната выглядела, на мой взгляд, уютно: по периметру расположены стойки с оружием, различные станки и оборудование. Ряд больших столов являются рабочими местами для сотрудников мастерской. Именно сюда поступает оружие, требующее ухода или реставрации.
Как раз во время моего визита, на одном из столов было ружьё, принимавшее участие в отстреле. Французское крепостное капсюльное ружьё образца 1839 года. Это хороший пример, как бережно относились к оружию во время экспериментов. Для этого ружья была изготовлена новая камора с крещерным приспособлением для изменения внутреннего давления при выстреле. Таким образом, только часть старинного ружья (ствол) подвергалась большим нагрузкам при стрельбах.
Но сотрудники бережно относятся не только к экспонатам, но и к самому музею. Экспозиция начинается с «Исторического зала» (Salle historique), который сразу завораживает своим духом старины. Дело в том, что это единственный зал, который не тронут никакой реконструкцией за всё время существования музея. Посетителю сразу бросится в глаза нагромождение предметов в витринах. Это не небрежность. В начале прошлого века музейные традиции не предполагали наличия запасников и фондов, скрытых от глаз посетителей. Все предметы в обязательном порядке должны были выставляться. Поэтому в витринах, на современный взгляд, такая скученность вещей. Однако, как с юмором замечают музейные работники, в этом есть и своя прелесть. Каждый раз, посещая музей, вы можете найти что-то новое, что пропустили в предыдущий визит. «Исторический зал» является своеобразным «музеем в музее».
Итак, уважаемый читатель, надеюсь, что хоть немного заинтересовал вас Королевским музеем Армии и Военной Истории. И когда вам доведётся побывать в Брюсселе, обязательно найдите время на посещение этого чудного места.

Выражаю огромную признательность хранителю коллекции огнестрельного оружия музея г-ну Полю Дюбранфо за подробный показ экспозиции, рассказ об истории музея и его коллекции.


№146

Содержание №146

МАСТЕР-NEWS

ОХОТА
Гусиная охота на Маныче
С. Лосев

МОЛОДОМУ ОХОТНИКУ
Техника стрельбы влёт «на обгоне»
О. Сергеев

ТВОЁ РУЖЬЁ
Хорошее ружьё – это праздник!
А. Алипов

OLD ARMS
В Брюсселе всё спокойно…
В. Лесняк

ИСТОРИЯ
В августе 1942-го
Ю. Максимов

КАК ЭТО БЫЛО
Начало пути…
Д. Ширяев

КРУПНЫМ ПЛАНОМ
Универсальный Марокки
А. Костюченко

АРСЕНАЛ
Феноменальный «Аншутц» (ч. 2)
И. Шайдуров

ОРУЖЕЙНЫЙ МИР
Спортивное, совершенное и доступное
С. Кузнецов

ОТ А ДО Я
Оружейные мастера и Фирмы России XVII-XX веков
Ю. Шокарев

ПОЛИГОН БОРЦОВА
Сигнал Победы

АРСЕНАЛ
Ох уж эти патроны! Как их классифицировать?
М. Шукис

МАСТЕР
Путешествие к центру… ствола
С. Челноков

КЛИНОК
Полёт ножа
К. Тесемников

МИР УВЛЕЧЕНИЙ
Тюнинг страйкбольного оружия
А. Булыгин

БЕЗ ДОРОГИ
30 лет верной службы – Mercedes-Benz Gelaendewagen
Н. Лукин

КАЛЕНДАРЬ

ФОТОРЕПОРТАЖ


Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-includes/nav-menu-template.php:235) in /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-content/themes/Master/includes/includes/contactform.gif on line 2136