Стоппер или «нестоппер» 12-го калибра


Идут годы. Меняются условия жизни. С дорог (московских, по крайней мере) практически исчезли «Жигули». «Москвичи» демонстрируются на специальных выставках олдтаймеров. «Запорожцы» – раритетные винтажные иномарки! Реально осознаю, что охот у меня будет меньше. Почти потерял зрение, но охотничьи журналы пока читаю по-прежнему внимательно. А в них, наряду с реальными достижениями стрелковой индустрии, как N-ое количество лет назад «гладкоствол», пули Полева, патентованные латунные болванки. Ну прямо «Охота и охотничье хозяйство» 80-х.
Я не эксперт и не гуру стрельбы. Просто, читая, – вспоминал, а вспоминая, – написал. Без выводов. По поводу пуль, по крайне мере.

Воспоминания о стрельбе на охоте пулями Полева и других конструкторов

«Медведь приближился, Дефорж вынул из кармана маленький пистолет,
вложил его в ухо голодному зверю и выстрелил. Медведь повалился».
А.С. Пушкин «Дубровский»

Хорошо помню полевский прорыв в начале 80-х прошлого века. В чём он заключался? Очень просто: пуля, выпущенная из гладкого ствола, попадала в цель. Попадала! В отличие от отечественных «бреннеков», «идеалов», «маеров» и разных прочих «жаканов». Попадала, делая на бумажной мишени, аккуратные круглые отверстия с зубчиками от стабилизирующего пластикового хвостовика, так отличавшиеся от эллипсовидных и прямоугольных пробоин, характерных для кувыркающихся свинцовых «чушечек». Кое-кто даже поговаривал о заветных ста метрах! Пуля Полева попадала.
И попадает. Как-то, не имея специальных патронов, получил очень кучную группу пулями Полева, стреляя из Paradox Holland-Holland. Красиво расположились пули на бумажной мишени. Сопоставимо с группами, полученными пулями «Полева-3» и ППЦ(Э). К слову сказать, мишень была грудная, а дистанция – 50 м.
Пули Полева попадают. А что дальше? До недавнего времени не знал. Не стрелял я в прошлом (тем более в этом) веке пулями Полева на охоте. Использовал тогда почти неизвестное техническое решение тех же лет – пулю Дружинина-Протасова (А.с. СССР №1068694 от 1.03.1982), о которой невольно вспомнил, прочитав в любимом журнале материал Михаила Иванова.
Пуля Дружинина-Протасова более всего похожа на рюмочку с разрезанными под углом стенками, хотя авторы неоднократно говорили мне, что это катушка подкалиберного бронебойного снаряда гладкоствольного орудия. Она рассматривается Виктором Вальнёвым как третья «реинкарнация» в ряду «жёстких» (стальных, латунных, медных, не свинцовых) пуль после пули Блондо и пули Рубейкина. «Делались попытки улучшить пулю Рубейкина, – считает он, – фрезеровкой четырёх пазов, наклоненных к продольной оси пули для придания вращения и улучшения работы хвостовика за счёт потоков воздуха, проходящего по пазам. Пазы практически не улучшили ни кучности, ни стабилизации». Улучшили или нет – полемизировать не буду, слишком давно это было. Скорее всего, г-н Вальнёв прав. Был бы не прав, не написал бы я в своё время, что «очень настороженно отношусь к стрельбе пулей из гладкого ствола» («МР» №9 (114), 2006, с. 49), так как, выпущенная из него (ствола), она (пуля) «летит не совсем в определённом направлении» («МР» №2 (119), 2007, с. 49).
Выпущенная из гладкого ствола, попадала и попадает только пуля Полева. О стреловидной подкалиберной пуле Дмитрия Ширяева, убивающей оленя на дистанции 300 м (!?), сказать ничего не могу – я её никогда «живой» не видел. Но вот где дружинино-протасовские пазы-проточки уж точно работали и, лично свидетельствую, работали хорошо – это в туше зверя. Не правда ли похоже на Barnes® Patent?
Упомянув пули Блондо, Рубейкина, Дружинина-Протасова и узнав о том, что теперь есть и пуля Иванова, не могу не обратить внимание на нетоксичные «новые российские пули», материалом для изготовления которых служит низкоуглеродистая сталь, но, понятно, можно использовать и упомянутые уже здесь медь и латунь. Пуля 12-го калибра представляет собой цилиндрик диаметром 13,75 мм, длиной 22 мм, запрессованный в пластиковый контейнер с пазами глубиной 0,5 мм, выполненными под углом 15º. Объявленная масса 32 г. Аналогично дружинино-протасовскому детищу, она рассматривается как «третья реинкарнация» в ряду Блондо-Рубейкина.
Упоминаю это техническое решение, чтобы обратить внимание конструкторов на вопрос: чем такой solid будет убивать? Диаметром (единственным преимуществом пули для гладкоствольного ружья) «новая» уступает Блондо и компании. Конечно, масса почти соответствует солидам патронов .458LOTT или .470NITRO EXPRESS, но энергия…и сравнивать не будем. Заявленной же точности – 15 см пятью пулями с 45 метров из гладкого ствола, 10 см из «парадокса» – для стрельбы по точкам (мозг, седьмой позвонок, сердце) явно недостаточно. Не стоит забывать и то, что праматерь всех упомянутых технических решений – пуля Блондо – боеприпас, изначально не охотничьего происхождения. Основной задачей конструктора было повысить проникающую способность снаряда, пригодного для использования в гладкоствольном охотничьем ружье при стрельбе по блокам цилиндров двигателей автомобилей. Пуля родилась во время Движения Сопротивления во Франции. Как выяснил тест, пуля Иванова проламывает стальную пластину бронежилета, что совершенно справедливо отнесено «не к достоинствам коммерческих пуль подобной конструкции» («МР» №11 (152), 2009, с. 39). Будем продолжать калечить животных, как тридцать лет назад в эпоху практически полного запрета на нарезное оружие и отсутствия качественных боеприпасов, теперь «новыми» нетоксичными пулями?
Уважаемые господа конструкторы «новых российских пуль»! Сделайте в своих цилиндрах полость и, главное, проточки a’la Druzhinino-Protasovo-Barnes Patent (подумайте и о материале). Предлагаю это как человек, достаточно пострелявший на охоте деформирующимися медными пулями, которые превосходят по своим эксплуатационным свойствам (применительно к охоте) латунные и тем более стальные.
Но вернёмся к пуле Полева, которую мне пришлось применить в феврале 2009 г. на медвежьей охоте неподалеку от пос. Багдарин в Баунтовском районе Республики Бурятия. Теперь могу ответить на свой же вопрос, заданный в начале статьи: «Пули Полева попадают. А что дальше?»
18 февраля я покинул приисковый посёлок Зверевский, одноименного месторождения, с большим желанием сделать перерыв в работе. На 19 февраля была назначена охота в сопровождении председателя местного охотничьего коллектива Сергея Васильевича Калашникова и его племянника Аркадия, обнаружившего берлогу.
«Домашность» охоты расхолаживала. Это когда из Москвы летишь в Забайкалье, на Хозяина, тогда уж, конечно. И подберёшь, и пристреляешь, и, возможно, проверишь через хронограф по блоку баллистического пластилина. А когда тут. Менее шести километров от райцентра. Наверное, про этого зверя с осени писала местная газета, предупреждавшая население о посещении медведем ближайших мест сбора ягод.
Выезд на охоту назначили на одиннадцать, чтобы солнышко поднялось над сопками, потеплело. Но выехали ещё позже: утром ко мне зашёл горный инспектор, немного прервав мой выходной общением на производственные темы.
Расхолаживало и то, что с Сергеем Васильевичем мы брали не первую берлогу. Он с большим доверием относился к моему нарезному стволу 12-го калибра. Это полностью нарезной ствол «Мосберга», кладущий пули конструкции Виктора Ивановича Шашкова с такой кучностью, что при стрельбе на всё ту же дистанцию 50 метров после четвертого-пятого выстрела группу уже не видно. На мишени образуется одна общая дыра, а сам Виктор Иванович демонстрировал мне видеосюжет, где он из итальянского полуавтоматического ружья с нарезной дульной насадкой одну за другой раскалывал, стреляя пулями своей конструкции, летящие мишени-тарелочки!
Пуля инженера Шашкова «MeдBeд» 12-го калибра, весом 45 г (есть ещё 35-граммовая «Гризли») в сочетании с полностью нарезным стволом даёт очень точный и всесокрушающий стрелковый комплекс «патрон (пуля) – ствол». После его использования в дневнике остаются записи типа:
30 января 2007 г.,
Жигаловский зверпромхоз,
Иркутская область.
…Медведь поднялся легко. Охотовед Сергей Богатов не успел и шестом поработать. Сначала зверь рыкнул под землёй, потом пошёл.
…Стрелял 45-граммовым «MeдBeдом» не далее метров семи. Отстрелил голову (её отделили потом без топора). В ране был пыж.
Трофеем той охоты стал почти чёрный, старый (лет десяти), огромный (для Прибайкалья) самец, а мой «Мосберг» охотник, нашедший берлогу (на снимке он слева), шутливо окрестил «воздушкой».
Но в этот раз всесокрушающая «воздушка» моя находилась в Москве. Я был вооружён «вечным спутником моих странствий» МР-251 с комбиблоком .308 Win /12×76 и гладкоствольной парой 12×76/12×76 с сужениями 0,5 и 0,75 чока. Более подходящие и ранее использовавшиеся мной на берлоге «короткие цилиндры» преспокойно лежали в сейфе в другой столице – в Улан-Удэ. Выбор я остановил на «гладкой» паре. Старенькую председательскую двустволку оставили в машине. С собой взял всего четыре патрона, снаряженные пулями «Полева-3», хотя у меня их шесть. Не могу сказать, что оставленные два патрона имели слишком большой вес. Просто бравада.
Когда-то замечательный иркутский охотник, охотовед, проводник, мастер берложных охот Олег Анатольевич Шемякин сказал: «Нет двух одинаковых берлог». Со временем мне пришлось убедиться в этом. Есть похожие. Есть закономерности, иной раз нарушаемые, но одинаковых нет.
Эта берлога была почти под самой вершиной сопки, на очень крутом склоне в зарослях. Два моих сопровождающих указали мне чело следующим образом: «Смотри, Палыч, вот дерево, а за ним ещё…». Это в густом-то лесу! В результате я чуть не вступил в берлогу ногой. Для стрельбы расположился примерно в метре от чела. Говорить, что я стоял, можно было тоже достаточно условно, так как, перекинув левую ногу через пружинистый куст, я полустоял, полусидел, полувисел над челом.
Зверь показался быстрее, чем взлетает бекас. Я выстрелил навскидку – осечка. Первая на десятом году эксплуатации МР-251! Не на стенде, не на болоте, не на лабазе или вышке. Первая осечка произошла на берлоге в лесу с прегустым подлеском.
Второй выстрел пришёлся по шее – в её основание. Ниже уха – в область седьмого позвонка. Хорошая точка, но, как оказалось, не для пули Полева. Ursus arctos L. ушёл в берлогу. Спустя некоторое время нам подумалось, что он там умер – дошёл, как говорят охотники. Но это было не так.
Для повторного подъёма зверя пришлось поджигать бересту. Очень действенный способ – пошёл остервенело, с рёвом. Это уже было не выскакивание на мгновение из берлоги, а решительная атака на того, кто осмелился поджигать.
Я находился под прямым углом к направлению выхода медведя. Выгодная позиция. Она совершенно безопасна для стрелка и надёжно защищает «шестовика» («ерша» по-старинному), если он работает снизу в чело. С такой позиции очень легко взять зверя одним выстрелом. Но, как выяснилось, не пулей Полева.
Мой выстрел – уже третий (!), включая осечку, пришёлся туда же, куда попала предыдущая пуля. Как показало вскрытие, – практически пуля Полева на пулю Полева. Крепко засел, видно, в меня «собиратель черепов», или, как это сейчас называется, охотник за трофеями. Наиболее верный выстрел под ухо обычно «портит трофей», повреждая затылочную часть черепа.
На этот раз зверь прятаться в берлогу не стал, а продолжил атаку на Калашникова-дядьку.
Следующую (последнюю) пулю Полева я положил под ухо, а, может, памятуя опыт пушкинского героя (Александр Сергеевич-то в стрельбе толк знал), и в самое ухо. Ухо – это ухо. Даже пулей Полева – финал. Некрасивый, конечно. Тремя выстрелами. Да плюс осечка, с которой началась охота.
(Всем, кто хочет взять медведя на берлоге, очень рекомендую прочитать статью «Берложные охоты», «Сафари», №1, 2010, с. 48-50).
Справедливости ради, приведу ещё одну запись, касающуюся стрельбы пулей Полева-3 из той же пачки патронов по медведю на берлоге:
26 февраля 2005 г.,
пос. Залог, Качугнского
р-на Иркутской области.
…Медведица подниматься не хотела. Пришлось выкуривать берестой. Мгновенно шест задрожал, и над челом показалась голова зверя. Пуля «Полева-3» в патроне кировского производства 12-го калибра из МР-251 (короткие стволы-цилиндры).
Стрелял тогда два раза. Собственно второй выстрел был так, для страховки. Зверь остановился, и, по всей видимости, был убит первым выстрелом. Пуль не нашли. Обе прошли навылет. Дистанция стрельбы? По-моему метра два. Но уж никак не дальше пяти.
А пули «Полева-3» с охоты 19 февраля 2009 года нашли. Они фрагментировались, не пробили с одного метра мышцы на шее и не достигли позвоночника. Сама же пуля «Полева-3», сохранив пластиковый хвостовик, превратилась в подобие «пульки от малопульки».
Конечно, гладкоствольная двустволка – оружие пригодное для охоты на берлоге. Кроме того, это самое распространённое оружие на самой «народной» зверовой охоте в средней полосе – загонах на лосей и кабанов. Правомерность использования такого оружия и стрельбы из него пулями по зверям – вопрос для других размышлений. Не во всех странах это разрешено и приветствуется.
К патронам надо относиться очень внимательно! Да и лёгкую пулю Полева, даже в её третьей модификации «Полева-3», фрагментирующуюся после выстрела с одного метра на мелкие «монетоподобные» пластины-чешуи или «пульки-малопульки», остающиеся под шкурой зверя, лучше не использовать. Какое воздействие эти осколки окажут на лося или кабанчика – тема для рассказов других авторов.
Сергей Астахов, например, пишет про пулю Полева, что она, имея «прирождённую склонность к кучности, в то же время, по мнению многих охотников, обладает не слишком уверенной останавливающей силой». А я добавить к написанному ничего не могу – да-а-вно не езжу на коллективные загонные охоты и не стреляю по зверям пулями из «гладкой» двустволки. Как говорил замечательный булдаковский генерал: «Что знал – всё сказал».
(Помню, на пачке была надпись: «Патроны ручного изготовления». Или что-то в этом роде. Пачка, к сожалению, не сохранилась).

P.S. После первого выстрела, когда зверь ушёл в берлогу, Сергей Васильевич спросил меня: «Почему в лоб не бил, Палыч?» Тогда я этот вопрос оставил без ответа. Читатели сего опуса ответ знают. Каково же было моё удивление, когда в таксидермической мастерской в Улан-Удэ, таксидермист Лобсон показал мне простреленный череп.
В мыслях я восстанавливал события по-разному. И что первым выстрелом в основание шеи промазал, попав в лоб. Но обнаружены были чёткие два отверстия от двух пуль. И что через ухо прострелил голову. Но мозговая камера была невредима. И что племянник Калашникова, проверяя берлогу, «подпортил».
В таксидермической студии Соколова в Москве, при окончательной обработке трофеев, в результате детального изучения шкуры и черепа, пришли к выводу, что это старая рана – края отверстий в кости сгладились, а на шкуре соответствующих пробоин нет. Заросли.
В причитавшейся ему мясной доле – лапе зверя с плечевым суставом и лопаткой – Сергей Васильевич нашёл ещё СКС-овскую пулю (так промысловики в Сибири называют пулю от патрона 7.62×39) ещё одного боеприпаса, обсуждение вопроса о применении которого на охоте нашло место в последней охотничьей периодике.
Весной зверь, а это была медведица, встала бы из берлоги с медвежонком…С простреленным черепом…С пулей от патрона 7,62×39 в плече…В шести километрах от посёлка, на ближних местах сбора ягод.
Правильно говорил Шемякин: «Нет двух одинаковых берлог». Убедился, что нет и двух одинаковых медведей. Жизненная сила у них, наверное, разная. Нет, как видите, и двух одинаковых результатов стрельбы. Даже патронами из одной пачки, снаряженными одинаковыми пулями Полева.
Тема весьма актуальна. СКС-ов на руках много. Есть ещё и другие охотничьи вариации – «Сайга», «Вепрь» – под тот же патрон. В каких случаях это оружие будет применяться на бескрайних родных просторах, известно только Богу, и никаким государственным охотничьим Законом реально ограниченно не будет. В Сибири, по крайней мере. Однажды, 26 февраля 2005 года, мне пришлось видеть СКС в качестве оружия, взятого для страховки клиента, прилетевшего из Москвы на берлогу. У клиента была ижевская вертикальная двустволка. Патроны с пулями «Полева-3».

Эпилог

Женщинам легко привлечь к себе внимание. В их арсенале make up, прозрачные ткани, кружева, разрез на юбке, высокий каблук.
Мужчинам – намного сложнее и дороже. Но есть и у нашего брата «эконом-варианты», не требующие покупки именитого спортивного клуба или океанской яхты с посадочной площадкой для вертолёта.
Можно написать что-нибудь ЭТАКОЕ. Ну, скажем, что автомат Калашникова – серенькое конструкторское решение. Были и посовершеннее…
Не желая идти по такому пути, я не озаглавил свой опус как-то вроде: «Стоп «нестопперу» Полева – реплика на статью «Хищник против хищника». Уже лет тридцать, или около того, несмотря ни на что, это наиболее распространённый и используемый российскими охотниками снаряд. Его не потеснили ни «жёсткие» варианты из стали, латуни, меди; ни замысловатые «иностранцы», пришедшие позже; ни расширение прав на приобретение охотниками-любителями нарезного оружия и появление в постсоветской России по-настоящему качественных пулевых боеприпасов к нему.
Продолжается использование пули Полева. Появляются в стране нетоксичные «новые российские пули». Озаглавить бы эти размышления, позаимствовав у Михаила Иванова: «Россия. Эра парадоксов не окончена?» Именно так. С вопросительным знаком. Потому что в утвердительной форме верно лишь то, что «умом Россию не понять».


№159

Содержание №159

МАСТЕР-NEWS

ВЫСТАВКА

ВЕЛИКИЕ ОРУЖЕЙНИКИ
Ружьё на всю жизнь
И. Карклиньш

ОРУЖЕЙНЫЙ МИР
Jan Novotny в Праге
Е. Копейко

ШКОЛА ПРАВИЛЬНОЙ СТРЕЛЬБЫ
Апогей охоты – выстрел
С. Лосев

ИСТОРИЯ
Российская карьера ружья-пулемёта «Мадсен» (ч. 3)
С. Федосеев

АРСЕНАЛ
Совсем не тихий глушитель
J. Hartikka

КРУПНЫМ ПЛАНОМ
Fair – правильный выбор для охоты и спорта

ГОСТЬ НОМЕРА
Наш Сытин

ОРУЖИЕ ДИКОГО ЗАПАДА
Bentley для Пинкертона
Т. Самохин

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ «МР»
Тысяча и один вопрос об охотничьем оружии
Е. Копейко

ВАШЕ МНЕНИЕ
Стоппер или «нестоппер» 12-го калибра
В. Палыч

Почему?
М. Шукис

ОТ А ДО Я
Оружейные мастера и фирмы России XVII-XX веков
Ю. Шокарев

МУЗЕИ МИРА
Военно-исторический музей Бундесвера в Дрездене
И. Шайдуров

КАЛЕНДАРЬ


Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-includes/link-template.php:16) in /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-content/themes/Master/includes/includes/contactform.gif on line 2136