«ЗАУЭР» на все времена. Восточная Германия и ГДР (ч. 3)


Если случится встретить товарища по страсти – рыболова, грибника, туриста, то есть любителя природы – полюбопытствуйте, не слыхал ли он о ружьях Зауэра. Даже в захолустной деревушке вы получите примерно такой ответ: «Завер – три кольца-то? Как не слыхать, мальчишкой был, отец с фронта привёз…А било…теперь таких ружей не делают».

С послевоенными зауэрами как раз и связана легенда о «трёх кольцах», являвшихся якобы неотъемлемой их принадлежностью.
Как упоминалось в нашем журнале (см. «МР» №№ 132, 133, 135, 138), в начале ХХ века Франц Зауэр и его сыновья внедрили систему, по которой основные части ружей изготавливали в количестве, превышающем годовую потребность завода в несколько раз. Это было сделано, чтобы своевременно проводить инвентаризацию и, учитывая спрос, планировать ежемесячные наряды. На стволы некоторых гладкостволок и штуцеров, выпущенных до апреля 1945 года, наносилась надпись SPECIAL-GEWEHR-LAUF-STAHL, FRIED. KRUPP A.-G. ESSEN, а так же символ, состоящий из трёх наложенных друг на друга обручей – колец. Маркировка означала, что ствольные трубки изготовлены из патентованной специальной (т. е. принимавшей закалку и, соответственно, упрочняющейся) стали акционерного общества «Фридрих Крупп» из Эссена. Завод-поставщик рекламировал этот среднеуглеродистый сплав железа как универсальный оружейный материал для гладких и нарезных стволов (заводская брошюра Krupp-Laufstahle für Jagd-und Sportgewehre sowie für Pistolen, Fried. Krupp A.-G. Essen, Januar 1934).
Весной 1947 года задел крупповских заготовок старой довоенной выработки, видимо, закончился, и фирма J. P. Sauer & Sohn почти год перебивалась случайным ствольным материалом. В этот период ствольные трубки маркировали надписью SPECIAL-LAUF-STAHL (без указания фирмы-поставщика заготовок), а также тремя одинарными, разобщёнными, кольцами (окружностями), в каждом из которых помещалось по букве S. Клеймо не имело отношения к сорту стали и являлось временным опознавательным знаком производителя стволов, т.е. Sauer & Sohn, Suhl.
После возобновления контракта с западногерманским концерном Круппа о поставке в Зуль ствольных трубок из специальной оружейной стали на зауэрах вновь появились прежняя надпись SPECIAL-GEWEHR-LAUF-STAHL, FRIED. KRUPP A.-G. ESSEN и легендарная марка – «три наложенных друг на друга кольца».

Тюрингия после войны

В годы второй мировой предприятия Зуля были задействованы вермахтом для выполнения военных заказов. И только весной сорок пятого, когда исход сражения за Берлин не вызывал сомнений, оружейные мастера возвратились к старому ремеслу – сборке охотничьих ружей.
В начале апреля 1945 г. с вступлением в Зуль американских войск вышел приказ о сдаче готового оружия, в том числе охотничьего. Часть его демонстративно раздавили под гусеницами танков, но немало ценных ружей осело у американских охотников, которые по окончании войны вывезли их в США. С апреля по июль изготовление ружей в Зуле полностью прекратилось.
Ситуация, сложившаяся в Тюрингии в послевоенные годы, описывается в отечественной и иностранной печати по-разному. У нас бытует мнение, что советская оккупационная администрация отказалась от демонтажа немецких фабрик и заводов, а на спецпредставителей Наркомата вооружений СССР в Зуле был лишь возложен контроль над исполнением заказов на оружейных предприятиях города. (М. М. Блюм, «Магнум. Новый оружейный журнал», 2001, № 5, стр. 13).
Иначе оценивают действия наших военных специалистов германские авторы и живые свидетели тех дней. Инженер Альфред Альбрехт (Alfred Albrecht), работавший летом сорок пятого на предприятии BSW (бывший завод Simson & Co, Suhl) и готовивший станки к вывозу в Советский Союз, вспоминал: «Ежедневно мы расходовали на упаковку оборудования два железнодорожных вагона пиломатериалов. Мы демонтировали 4.200 станков. Русские особенно гордились захватом последней модели автоматической машины для шлифовки каналов стволов. Нам пришлось за одну ночь упаковать её для отправки в Тулу. На заводе осталось лишь устаревшее оборудование. Часть зданий русские подорвали» (Robert Cadek, Der Waffenschmied, 2000, Spring, pp. 12-13).
Что касается фабрики J. P. Sauer & Sohn, то в середине апреля 1945 г. восемнадцать заводских зданий, включая административные корпуса и архив фирмы, сожгли американцы (P. Arfmann, R. Kallmeyer, J.P. Sauer & Son, The story of the oldest weapons factory in Germany, Suhl 2004). Этот факт подтверждается и М. М. Блюмом, который в приведённом выше издании пишет буквально следующее: «Так, например, завод «Зауэр», из-за того, что американцы сожгли ствольный цех и цех изготовления крупных деталей, остался с парком устаревших станков. Почти все они имели трансмиссионный привод и представляли собой модели образца 1900-1901 годов. Поэтому никакой ценности для нас, с точки зрения вывоза оборудования, эти заводы не представляли». 3 июля управление в Тюрингии перешло к советской военной администрации и, по данным немецких историков, специалисты с наших предприятий демонтировали около 30 процентов заводского оборудования (P. Arfmann и R. Kallmeyer).
С июля 1945 г. началось постепенное восстановление производства, прерванное в конце следующего, 1946-го, года интенсивными работами населения по наведению порядка после страшного урагана, сорвавшего в городе крыши и повалившего массу деревьев на горных склонах. Нет худа без добра. Гибель леса вызвала быстрое распространение паразитирующего жука-короеда, который со сверхъестественной скоростью начал поражать древесину здоровых деревьев. В округе Зуль объявили мобилизацию населения по расчистке лесных завалов. Бедствие подстегнуло спрос на дешёвые пиломатериалы, что, в свою очередь, привело к началу восстановительных работ на бывших оружейных фабриках.
Сразу после войны временно прекратила работу испытательная станция в Зуле. Но мало-помалу жизнь в городе возвращалась в привычную колею, наступили мирные трудовые будни. Именно к лету – осени 1945 г. относится появление ружей без опознавательных знаков и испытательных клейм. Не избежали этой участи и зауэры.
Всем нужно было кормить семьи, и оружейники встали за домашние верстаки, снимая заусенцы с деталей, предусмотрительно припасённых на чёрный день. Фабрика J. P. Sauer & Sohn в июле продолжила сборку охотничьих ружей из полуфабрикатов, частично оставшихся на складах. Однако добросовестная фирма не могла поставить свой логотип на изделие, не прошедшее государственные испытания на прочность. Воздерживались клеймить свои имена и мастера-штучники, которых фабрика некоторое время снабжала заготовками. В первые послевоенные месяцы производители несли личную ответственность за надёжность и безопасность стрельбы из оружия. Тем не менее наших заказчиков (в основном командиров) отсутствие испытательных клейм не смущало, и они приобретали «знаменитые» зульские ружья очень дёшево и в большом количестве. Уже 20 июля представитель советской администрации в Тюрингии заказал на фабрике одну тысячу (!) охотничьих ружей в счёт репараций. Заказ, очевидно, предназначался для удовлетворения потребности политработников и офицеров Красной Армии, служивших в Германии.
Увы, основательно «зачищенный» американцами и обескровленный вывозом в СССР лучших станков и технологического оборудования, завод J. P. Sauer & Sohn представлял собой летом сорок пятого жалкое подобие старого прославленного предприятия. Наши военпреды принимали на выходе из сборочного цеха продукцию весьма низкого качества. Эти первые ружья, изготовленные с вынужденным отступлением от техпроцесса, и попали в руки советских военных, а после их демобилизации и возвращения на родину – в наши комиссионные магазины.
На охотах, проводившихся в окрестностях Тюрингии и на территории советской оккупационной зоны, использовались, главным образом, немецкие фабричные патроны, поэтому никаких проблем со своими ружьями охотники не испытывали. Однако в СССР не все зауэры выдержали патроны домашнего, зачастую очень небрежного, снаряжения в раздутые металлические гильзы, с использованием фронтовых винтовочных капсюлей и усиленных навесок порохов неизвестных сортов. Вероятно, это обстоятельство и подвигло оружиеведа А. Я. Зеленкова отнести фирму J. P. Sauer & Sohn к «третьестепенным» производителям, а её ружья – к хламу. К сожалению, автор приписал им чугунные коробки, которые германская фабрика никогда не использовала и не производила. В популярной в своё время «Настольной книге охотника-спортсмена» (Москва, Ф и С, 1955, т. I, стр. 83) А. Я. Зеленков пишет: «Ружья с чугунными и дюралюминиевыми колодками очень низкого сорта малонадёжны и в Советском Союзе не изготавливаются. Поставщиками этого хлама являются западноевропейские третьестепенные оружейные мастера, кустари и некоторые фабриканты (Зауэр, Отто Райф, Ремо)».
Кстати, испытательная станция в Зуле вновь начала клеймить оружие с октября 1945 г. В связи с перебоями поставок бездымного пороха в 1946-1947 гг., на стволах охотничьих ружей не всегда ставили клеймо N (Nitro), и зачастую проба на прочность производилась только чёрным порохом (клеймо SP – от слов Schwarz Pulver).
В мае 1947 г. завод приказом начальника советской оккупационной администрации национализировали. Годом ранее органами НКВД был арестован один из его владельцев Ганс Зауэр. Он числился пропавшим без вести, и его дальнейшая судьба до сих пор неизвестна. Остальные члены фамильной династии и часть заводского персонала покинули Зуль и перебрались в Западную Германию, где в марте 1951 г. основали новую фирму под прежним названием. Бывшая же семейная фабрика J. P. Sauer & Sohn в Зуле с 1 июня 1948 г. была переименована властями в Volkseigener Betrieb (сокращённо VEB) FORTUNA, т.е. «Народное предприятие «Фортуна». Выпуск прежних моделей был продолжен и на заводе в Зуле (ГДР), и на предприятии J. P. Sauer & Sohn в Эккернфёрде (ФРГ), причём обе фирмы использовали в производстве послевоенную конструкторскую документацию. Поскольку в апреле 1945 г. американцы сожгли архив фирмы, чертежи пришлось восстанавливать заново. Эту работу проделал начальник опытного цеха фабрики Ганс Ценер (1903-1973).
До наших дней дошли, главным образом, зауэры восьмой модели, которую доработали для снижения себестоимости изготовления. На боковинах коробки вместо поворотных указателей взвода курков появились выступающие сигнальные штифты-индикаторы. В 1946 году эта доработанная модель составила основу первой партии из 9500 ружей, отправленной заводом в СССР в счёт репараций. Кстати, в послевоенный период фирменная маркировка ружей была изменена – модели в каталогах и прейскурантах обозначались не римскими, а арабскими цифрами. В Советский Союз «восьмёрка» поставлялась и в рядовом варианте отделки, и в улучшенном – со скромным орнаментальным узором, но очень нарядными ореховыми ложей и цевьём. Улучшенный вариант ружья отличался тщательной подгонкой поверхностей затворного механизма, увеличивавшей его живучесть. Сразу после войны ограниченной серией к нам поступали двустволки Habicht («Ястреб»), собранные из старых запасов и, очевидно, бескурковки других моделей, однако достоверной информации на этот счёт нет.
На боковины коробки ружья Habicht машинным способом наносилось стилизованное изображение ястреба-тетеревятника и аббревиатура D.R.W.Z. (Deutsches Reichs Waren-Zeichen, то есть «Германские государственные товарные знаки»), свидетельствующее, что данное начертание официально зарегистрировано товарным знаком для фирмы J. P. Sauer & Sohn. На первых же «хабихтах», поступавших в СССР в 1920-е годы, изображение ястреба сопровождалось аббревиатурой D.R.G.M. – ссылкой на германский патент категории Deutsches Reichs Gebrauchs-Muster, которым модель удостоверялась как промышленный образец для серийного производства.
С первого января 1951 года завод VEB FORTUNA начал функционировать в составе группы предприятий под вывеской VEB Ernst Thälmann Werk, Suhl («Народное предприятие – завод имени Эрнста Тельмана, Зуль»). В апреле 1953 г. это предприятие официально получило статус объединения, название VEB Ernst Thälmann Werkе, Kombinat Suhl («Народное предприятие – заводы имени Эрнста Тельмана, Комбинат Зуль») и продолжило выпуск охотничьего оружия под марками J. P. Sauer & Sohn, Gebrüder Merkel, C. G. Haenel, Greifelt & Co. Несколько позже в продаже появились ружья с торговым клеймом TW, которое означало, что изделия вышли из сборочного цеха комбината имени Эрнста Тельмана, при этом уточнялось, на какой конкретно фабрике они произведены.
В 1951 году Министерство торговли СССР отпечатало прейскурант на импортные товары, поступавшие в основном из Германии. Согласно прейскуранту, наши охотники, наряду с мотоциклами «БМВ», велосипедами «Зимсон», биноклями от «Карл Цейсс», могли приобрести и зауэры 12-го, 16-го и 20-го калибров моделей Habicht, 8, 15, 16, 17, 18 и 47 (две модификации).
Одной из серийных новинок в производственной программе VEB FORTUNA стала модель 47, разработанная в 1947 году как улучшенная модификация «восьмёрки» для удовлетворения запросов офицеров Красной Армии, временно расквартированных в советской зоне оккупации Германии.
Отличительная особенность моделей Habicht, 8, 47 первых десяти послевоенных лет – выемки в подушках коробки, предназначенные для облегчения установки стволов на ось шарнира. Под индексом 47S в Советский Союз поставлялась штучная двустволка тщательной ручной сборки и доводки с замками на боковых досках – почти точная копия модели 15, производившейся до войны и несколько лет после неё. Отличие ружей только в кинематике ударного механизма: у модели 47S боевая пружина располагается позади курка (т.н. обратный замок), у модели 15 – впереди (подкладной замок). Зауэры с логотипом Habicht, индексами 8, 16, 17 и 18 повторяли уже известные советским охотникам довоенные двустволки моделей Habicht, VIII, XVI, XVII и XVIII соответственно. Самой дешёвой из них, как и прежде, оставалась модель Habicht (142 рубля, по курсу 1961 года), самой дорогой – модель 18 (224 рубля). На подушку левого ствола, правую подушку коробки и затылок приклада перечисленных моделей наносился фирменный товарный знак.

Продолжение следует.


№154

Содержание №154

МАСТЕР-NEWS

ОХОТА
Встречи с волками
С. Лосев

ТВОЁ РУЖЬЁ
Зауэр на все времена (ч. 3)
Ю. Маслов

АРСЕНАЛ
Почувствуй себя «Джи-Ай»: Сolt M16 и M4 в калибре .22LR
И. Шайдуров

ОРУЖЕЙНЫЙ МИР
Оружие Иохан Шпрингер
Е. Копейко

ИСТОРИЯ
Ружьё для героев второй пятилетки
К. Тесемников, С. Челноков

ОРУЖЕЙНАЯ КОМНАТА
Укороченные помповые ружья. Remington 12-го калибра

ИХ НРАВЫ
Охота в графстве Норфолк
С. Лосев

ЭНЦИКДОПЕДИЯ «МР»
Тысяча и один вопрос об охотничьем оружии
Е. Копейко

ВАШЕ МНЕНИЕ
Выбирай, но осторожно
И. Суслов

СНАРЯЖЕНИЕ
Твёрдая опора
С. Челноков

МАСТЕР
Нож для Гулливера
И. Шайдуров

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!
Удивительное рядом…

МEMENTO MORI
Свободный полёт
В. Шульц

ОТ А ДО Я
Оружейные мастера и фирмы России XVII-XX веков
Ю. Шокарев

КИНОВЫСТРЕЛ
«Зомбилэнд»
К. Тесемников

СПОРТ
Холодный сезон
Ю. Полтавец

ФОТОРЕПОРТАЖ
10-летие «Русского медведя»

БЕЗ ДОРОГИ
Флагман на марше
Н. Лукин


Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-includes/nav-menu-template.php:235) in /home/virtwww/w_master-gun-com_7b1a2872/http/wp-content/themes/Master/includes/includes/contactform.gif on line 2136